Без еды, воды и туалета: истории врачей из клиники БГМУ в Уфе

Смены по 16 часов, пролежни на лице и желание помочь пациентам – кратко о том, что чувствуют и испытывают на себе врачи, работающие в таких называемых «красных зонах», где лежат больные с коронавирусом. Еще на прошлой неделе мы снимали клинику БГМУ, которую только перепрофилировали, а уже сегодня врачи борются там за жизни пациентов. Нам удалось по видеосвязи пообщаться с медиками.

Тех, кто работает в «красной зоне», узнаешь из тысячи – по следам от многочасового ношения масок. У медсестры Дианы и заведующей терапевтическим отделением Леоноры Нурфаизовны одна фамилия. Мама уже почти привыкла видеть дочь со ссадинами на лице. Студентка БГМУ сделала свой выбор, вызвавшись стать добровольцем для работы с пациентами с COVID-19.

– У меня ребенок работает в очаге инфекции. С другой стороны, мы с ней разговариваем, что если мы защитимся, то всё будет хорошо. – Я всегда думала, что профессия врача сопряжена с каким-то риском. Медицина – это область, в которой пытаешься помочь всеми силами. – Мы выбрали свою профессию и знали, куда шли.

Леонора и Диана Хусаиновы

Эти кадры мы сделали еще до того, как в клинику БГМУ поступили первые пациенты с коронавирусом. Теперь с Леонорой Нурфаизовной общение только по скайпу. Она вместе с дочкой и другими коллегами живет в больнице. На 4 этаже пациенты. На 3 их временное общежитие. Рабочие смены по 14-16 часов. После выхода из «красной зоны» врачей ждет работа в «зеленой». Иногда удается связаться с коллегами из Европы. Вот здесь, например, телемост с немецкими врачами.

Фото №1 - Без еды, воды и туалета: истории врачей из клиники БГМУ в Уфе

Очень сильная усталость. Во-первых, физически тяжело находиться в этом костюме, в запотевшей маске и работать непрерывно. Не принимая ни воду, ни пищу по 8 часов. Все выходят из «грязной зоны» вымотавшиеся.

Леонора и Диана Хусаиновы

На то, чтобы надеть и снять костюм, уходят по полчаса. Единственное, о чем мечтают врачи в этот момент, это сходить в туалет и найти воду. За раз выпивают литр. Нелегко приходится всем: и врачам, и медсестрам. Последние должны делать инъекции в костюме, да еще и в запотевших очках. Двух девушек, у которых это получается филигранно, поставили только на эти работы. Самыми трудными были первые несколько суток, говорят медики – спали по три часа. В день поступало до 30 человек.

Волна
Фото №2 - Без еды, воды и туалета: истории врачей из клиники БГМУ в Уфе

Народ очень быстро уставал, потому что не привыкли работать в костюмах. Бывало после 15-20 минут в «красной зоне» выбегали оттуда, потому что становилось дурно. Бывали случаи, когда люди надевали комбинезоны и падали в обморок. Но все понимают, если ты выпадаешь из обоймы, возлагается больше нагрузки на твоих коллег. И все стараются себя в руках держать и больше работать.

Руслан Гумеров

На этаже, где живут медики, организовали спортивный зал, но туда почти никто не ходит. Времени нет. Все свободные часы тратят на сон. За Руслана Гумерова очень сильно переживает семья – жена и шестеро детей. Работать в «красную зону» врач ушел, когда младшему исполнилась неделя.

Они очень сильно переживают, время от времени звонят. Все стараются по видеосвязи позвонить, чтобы посмотреть, живой я или нет.

Руслан Гумеров

И сколько продлится такое общение с родными по видеосвязи, изматывающие рабочие смены в комбинезонах по 8 часов, не сходящие с лица пролежни и синяки – не знает никто. Сегодня их, людей в белых халатах, или уже точнее комбинезонах, всё чаще называют солдатами. Разве что врага своего они не видят. С лицами, залепленными пластырем, чтобы хоть как-то сохранить кожу, и стесняясь камер, даже своих коллег – не привыкли – они вновь отправляются на смену. В то время когда вы смотрите этот сюжет, люди, запечатленные на этих кадрах, уже находятся в «красной зоне». Без воды, обливаясь потом – у них впереди целая ночь борьбы.

Уфимская волна
БАШКОРТТАР-БСТ