В Башкирии археологи столкнулись на раскопках с магией

Съемочная группа БСТ прожила один в полевом археологическом лагере близ деревни Кусимово в Абзелиловском районе. В этой экспедиции нам удалось стать свидетелями грандиозного открытия, а еще немного понять, кто они – люди, распутывающие клубок истории.

Это – один день из жизни археолога, удивительный и насыщенный, который съемочная группа БСТ прожила в полевом археологическом лагере близ деревни Кусимово в Абзелиловском районе. В этой экспедиции нам удалось стать свидетелями грандиозного открытия, а еще немного понять, кто они – люди, распутывающие клубок истории.

Ване Киселеву 16. Учится в школе,  каждое лето проводит в археологических экспедициях. Говорит, это даже не хобби, а образ жизни. На раскопки в Башкирию приехал из Свердловской области. Сегодня он находит старинную стеклянную бусину.

Радость, восторг, чувство, что ты что-то хорошее сделал, нашел что-то достойное. Находил фрагменты керамики, несколько отщепов, это прям хорошая находка, бусина. 

Иван Киселев, участник археологической экспедиции

За самые яркие артефакты нашедшему полагается банка сгущенки. Заслуженный десерт быстро исчезает под книгу Гарсии Маркеса. Атмосферу, которая царит в этом полевом лагере, сложно описать словами. Десятки людей из разных регионов – ученые, студенты, школьники – будто одна семья. Целый месяц живут в палатках, готовят еду на костре и по восемь часов в день, как здесь говорят, "сидят на раскопе", не разгибая спины. Первоначальной целью этой экспедиции к озеру Банное (Якты-Куль) стал курган с захоронением времен Александра Македонского.

Древний мавзолей, или склеп эпохи раннего железа. Этому каменному сооружению около 2,5 тысяч лет. Оно имело, предположительно, округлую форму. Стены его когда-то обрушились и со временем оказались погребены под слоем земли.  

Однако неожиданно эти раскопки превратились в событие мирового масштаба. Прямо под курганом была обнаружена  гораздо более древняя стоянка эпохи палеолита – крупнейшая на всём Урале. То есть люди жили здесь, как минимум, 300 тысяч лет назад.

Мы нарвались на этот памятник абсолютно случайно. Мы приехали копать курган. Потом выяснилось, что там идут очень интересные находки. Здесь фантастическая колонка отложений. Мы сейчас берем споро-пыльцевые анализы, чтобы понять, как менялся климат.

Никита Савельев, археолог, ведущий научный сотрудник УФИЦ РАН

Все были очень удивлены. Я сам долгое время не мог поверить: как так? Курган и под курганом палеолит. Это не укладывается ни в какие схемы. Это очень редко происходит. В этом году я уже окончательно убежден, что да, там палеолит, причем палеолит седой. Этот памятник будет вписан не только в историю Башкирии, но и всего Урала.

Александр Непомнящий, историк, руководитель школьного археологического отряда

Здесь жили неандертальцы, и, возможно, даже питекантропы – о чем говорят найденные орудия труда древних людей. Один из самых удивительных артефактов – каменное рубило, возраст которого оценивают в 500 тысяч лет.

Ручной топор, им обычно что-то рубили. Это изделие сразу маркирует более ранний этап – еще донеандертальский, характерный для питекантропов. Это рубило делал питекантроп, которым они могли рубить деревья, кости. Такие находки чрезвычайно редки.

Вячеслав Котов, историк, старший научный сотрудник УФИЦ РАН

Историк Вячеслав Котов буквально читает слои земли как раскрытую книгу – это своеобразная летопись времен, которая может рассказать, например, о ледниковом периоде или об изменении уровня мирового океана.

Ученые установили, что в ходе эволюции эта территория не раз оказывалась затоплена водой. Три современных озера – Якты-куль, Сабакты и Кара-Балык – когда-то были единым палеоозером, береговая линия которого постоянно менялась. 

Это так называемый шурф – археологический разрез, или вскрытие, как говорят сами археологи. Удивительно, но здесь земля в буквальном смысле хранит память о том, как стоянка древних людей – неандертальцев – была снесена волнами того самого всемирного потопа.

Этот потоп фигурирует почти у всех народов, кроме Африки. Праведный человек спасается или на горе или на лодке. Геологи говорят, что это воспоминания об этом вот событии – массовая гибель животных и людей.

Вячеслав Котов, историк, старший научный сотрудник УФИЦ РАН

Особенно поразило ученых, что столь древний культурный слой, как палеолит, залегает на глубине всего около метра. А потому на артефакты то и дело натыкаются даже жители деревни, перепахивая поля. Директор местного музея имени Кусимова, например, нашла у себя в огороде отлично сохранившиеся каменные наконечники копий и стрел. Подумать только: на заре человечества кто-то охотился такой стрелой на мамонта, а теперь мы держим её в руках.

Эти интересные камушки – наконечники стрел – я нашла у себя в огороде, когда выкапывала картошку. Конечно, я удивилась, это очень аккуратно сделанные наконечники, их нельзя не заметить.

Фаниля Билалова, заведующая музеем им. Тагира Кусимова

Археологи установили, что здесь была не только древняя стоянка, а целая мастерская по изготовлению таких каменных орудий.

Воссоздать подобную мастерскую ученые решают прямо в лагере, чтобы наглядно продемонстрировать эту технологию. Лучшие стрелы получались из черного кремня или красной яшмы – их осколки, или как говорят историки, отщепы, острые, как стекло, ими легко порезаться. И их тоже использовали в быту – резали, пилили, обрабатывали шкуры животных. А это еще один мастер-класс – п авка бронзы и меди по технологии древних металлургов.

Заливает расплавленный металл в глиняные литейные формы и руководит процессом девятиклассник Михаил Громогласов. Задача – отлить оригинальное старинное украшение , так называемый птицевидный идол.

Чем больше занимаешься археологией, тем больше удивляешься нашим предкам, насколько эти люди в древности были мудрые, как они могли 3-4 тысячи лет назад плавить металл, отливать эти вещи. Мы сейчас пытаемся постичь их технологии, но это не всегда нам удается.

Александр Непомнящий, историк, руководитель школьного археологического отряда

Подобное изображение птицы было найдено в нескольких километрах от лагеря – в горном ущелье хребта Крыкты. Его вырезали в скале примерно в 4-м веке до нашей эры. Но вот, что поразительно: точно такой же рисунок есть в пустыне Наска в Перу – он имеет гигантские размеры и увидеть его можно только с воздуха. Кто и зачем сделал миниатюрную копию этого изображения на башкирской горе – большая загадка.

В этом году раскопки на кургане в Кусимово выявили еще один, уже третий кульутрный слой – средневековый. Удалось найти целый набор украшений, принадлежавших женщине – бронзовые браслеты, яркие бусы из стеклянной пасты, всевозможные накладки на ремень и пряжку, очень напоминающую застежку от детских советских сандалий. Оказывается, эта технология стара, как мир.

Такой тип пряжки с подвижным язычком появился в Римской империи. Потом начал распространяться по всей Евразии, и вот в средние века достиг Китая, Востока. Это была мода, как всякая мода, она очень быстро менялась. Не так, как сейчас, конечно. Но благодаря этим изменениям мы можем достаточно неплохо датировать безо всяких радиоуглеродов и т.д.

Владимир Овсянников, археолог, заведующий отделом УФИЦ РАН

Подобных курганов эпохи раннего железа в этих местах несколько, уверены ученые. Один из них находится на вершине горы Улек Мурун, что в переводе означает Мертвый мыс.

Уже больше двух тысяч лет на Южном Урале существует древний обряд поклонения горе. Одно из его проявлений заключается в том, чтобы принести на вершину камень и оставить его здесь. Это воспринималось как некое искупление грехов. Обряд существует и по сей день, потому что здесь есть и достаточно свежие камни.

Кладка свежая, между камнями нет земли, нет травы. То есть камни уложены недавно. Плюс там встречаются монетки современные. Известные наши шиханы тоже использовались как святилища уже с эпохи раннего железа, о чем свидетельствует керамика древняя, найденная на вершине этих гор.

Владимир Овсянников, археолог, заведующий отделом УФИЦ РАН

Камеральная лаборатория – в полевом лагере это обычная палатка, куда стекаются все находки с раскопок. Здесь их очищают от земли, обрабатывают спиртом или специальным полимерным раствором и упаковывают в отдельные пакетики. Это называют неотложной полевой консервацией, чтобы сохранить артефакты, которые после извлечения из земли иногда начинают очень быстро рассыпаться.

В данном случае у нас браслетик немного не дожил до консервации, буквально за сутки он у нас начал сыпаться, вот здесь поверхность начала уходить.

Екатерина Ахметова, научный сотрудник УФИЦ РАН

Сейчас в процессе обработки –  найденный на кургане скелет собаки, которая, как считают ученые, была частью некоего ритуального обряда.

Собака еще с древности воспринималась как существо, которое на грани двух миров – потустороннего и нашего. Погребения собаки находят над погребениями человека. Она была как бы проводником на тот свет.

Владимир Овсянников, археолог, заведующий отделом УФИЦ РАН

На самом раскопе можно встретить цифры на камнях – это условное обозначение высоты. Положение каждой находки фиксируют в трех координатах, а еще фотографируют и зарисовывают. Здесь этим занимается Ульяна Коршунова, архитектор по образованию. Ее задача – представить, как могло выглядеть древнее сооружение и в конечном итоге нарисовать компьютерную 3D-модель.

Как это все разрушалось, как это все выстраивалось, как могло выглядеть, как располагалось, почему так. Археология как таковая недалеко ушла от детективов. И чтобы делать выводы, нужно иметь разные знания.

Владимир Овсянников, археолог, заведующий отделом УФИЦ РАН

Племянница ученого-археолога, в экспедиции Ульяна начала ездить в 10-летнем возрасте. Вспоминает самое яркое впечатление детства: как на раскопках могильника ее укладывали рядом со скелетами. 

Приезжал антрополог. Он меня и еще одного молодого человека возле каждого трупа соответствующего пола укладывал и показывал: вот, мол она была ниже или выше, чем Ульяна. У нас было много этих захоронений и вот он ходил и показывал все на примере. Ты ложишься там рядышком аккуратненько так...

Владимир Овсянников, археолог, заведующий отделом УФИЦ РАН

Девушка добавляет: археологи – люди не суеверные, хотя, конечно, шутки о мистике на могильниках иногда бывают.

Мы копали каменный курган, и там было сложное красивое захоронение. Мы все смеялись, что копаем шамана, потому что как к могильной яме начинаешь подходить, у нас дождь, снег, перепады температуры огромные.

Владимир Овсянников, археолог, заведующий отделом УФИЦ РАН

Шутки шутками, но на этот раз съемочной группе БСТ временами было не до смеха. Камера внезапно и необъяснимо выключалась в самых неожиданных местах, выходили из строя полностью заряженные батареи. Как только мы начинали запись – поднимался ураганный ветер, опрокидывая видеотехнику и все вокруг.

Спокойно спит на древних могилах, пожалуй, только собака с подобающим именем – Афина. Кости с кухни она никогда не путает с  костями-артефактами и четко зает главное правило – копать здесь разрешается только людям.

Каждый полевой сезон она с нами, в лагере, принимает участие в раскопках, такая археологическая собака, она не пакостит, не лезет в раскоп, не копает, спокойно лежит и ждет окончания рабочего дня.

Оксана Непомнящая, руководитель археологического отряда школьников

Археологический отряд из города Полевского Сверловской области ради этой экспедиции преодолел 600 километров, некторые приехали на мотоциклах. Но вот загвоздка: завтра – в обратный путь, а один из байков сломался. На починку, как и на раскоп, выходят все вместе. Общими усилиями проблема, к счастью, решена. Такие экспедиции, как лакмусовая бумага, говорят участники, – сразу показывают, кто есть кто на самом деле. И остаются в археологии, как правило, люди настоящие, искренние и преданные поиску исторической истины.  

Кто такой археолог? Это следователь, который опоздал к месту события на тысячу лет. Важно не только найти объект, но и объяснить, что произошло. Археология – как диагноз на всю жизнь остается.

Александр Непомнящий, историк, руководитель школьного археологического отряда

Всех объединяет, что мы не хотим на Кипр, в Грецию. Хотя мы и туда, конечно, можем съездить, но мы вернемся и поедем сюда. Это школа выживания. То, что получается в археологической экспедиции – это на всю жизнь остается, это формирует характер человека.

Никита Савельев, археолог, ведущий научный сотрудник уфиц РАН

Когда ты берешь в руки этот предмет – будь то керамика, камень, железо, ты понимаешь, что этому предмету огромное количество лет. Археология дает понимание о многих неизвестных ранее вещах. Это интригующе, это азартно. Это в целом очень полезно для всей человеческой истории. Ты причастен к чему-то важному, к чему-то тому, что объясняет людям, как и почему они живут.

Анвар Хурмаев, участник археологической экспедиции