Конкурс Наше Лето

Как в Башкортостане в экспортное производство завлекают малый и средний бизнес?

Как в Башкортостане в экспортное производство завлекают малый и средний бизнес? https://bash.news/news/41870_kak_v_bashkortostane_v_eksportnoe_proizvodstvo_zavlekayut
25 май 2018, 22:30

Поддержка экспортоориентированных предприятий в стране – эта тема становится все более актуальной. Ежегодно из бюджета страны выделяют все больше денег на помощь тем предпринимателям, которые хотят продавать свою продукцию на международных рынках.

Как в Башкортостане в экспортное производство завлекают малый и средний бизнес?
Как в Башкортостане в экспортное производство завлекают малый и средний бизнес?

При этом доля малого бизнеса в этом сегменте по-прежнему остается невысокой. Башкортостан также активно наращивает поддержку в этой сфере. И вот насколько успешно удается завлекать малый и средний бизнес в экспортное производство, мы поговорим в эфире главного телеканала республики. В гостях у телеканала "БСТ" побывала руководитель обособленного подразделения Российского экспортного центра в Уфе Римма Бойцова.

Равиль Ватолин:

С вашей точки зрения, насколько растет привлекательность экспортоориентированных рынков? Или пока действительно этим не очень увлекаются предприниматели?

Римма Бойцова:

Если говорить о статистике, то в 2017 году по сравнению с 2016 годом рост несырьевого неэнергетического экспорта в Российской Федерации составляет порядка 23 процентов, при этом в Республике Башкортостан он составил 35 процентов. То есть мы растем гораздо большими темпами, чем Российская Федерация, и, в общем-то, как раз высокий экспортный потенциал и обусловил необходимость создания в регионе обособленного подразделения, размещенного непосредственно в городе Уфе. Также Российский экспортный центр реализует региональный экспортный стандарт в этом регионе, и Башкортостан выбран как пилотный регион. Мы уже видим серьезные успехи по реализации регионального экспортного стандарта даже по сравнению с другими регионами: в частности, открыт региональный центр поддержки экспортных и экспортоориентированных предприятий, они как раз ориентируются больше на малый и средний бизнес. То есть если обособленное подразделение работает с крупными компаниями и с предприятиями МСП, то Центр региональный работает в основном с малыми, микропредприятиями и с экспортоориентированными предприятиями.

Как в Башкортостане в экспортное производство завлекают малый и средний бизнес?

Кроме того, активно продвигается история продвижения на внешних рынках продуктов Башкортостана, то есть есть такой бренд «Продукт Башкортостана», что, в общем-то, дополнительные преференции для национальных товаров создает. Мы активно работаем совместно и с Центром поддержки экспорта, и с ЦПП, и с деловыми общественными организациями. Вообще могу сказать, что власти региона максимальную поддержку оказывают в части экспорта и все институты развития привлекли на свою территорию, поэтому остается только воспользоваться этими мерами поддержки. В общем-то, приходите к нам, мы готовы и сегодня немного расскажем подробнее о тех федеральных мерах государственной поддержки, которые мы можем предложить компаниям.

Равиль Ватолин:

Прежде чем перейти к мерам поддержки, хочется еще уточнить. В конце прошлого года говорилось о том, что обособленное подразделение у нас в республике было открыто осенью прошлого года, но при этом за эти, скажем, менее чем полгода очень трудно "раскачивались" наши предприниматели или не хотели, может быть, обращаться, не видели потенциала в этом. Но в этом году ситуация уже меняется или нет?

Римма Бойцова:

Да, ситуация меняется. То есть то, что мы видели в четвертом квартале, в первой половине первого квартала 2018 года, – с настороженностью относились компании к нам. То есть было непонимание: как это приходят, предлагают деньги и фактически на более льготных условиях, чем все остальные институты поддержки развития. И, в частности, в зону охвата обособленного подразделения входят еще такие регионы, как Удмуртия и Татарстан, то есть у Удмуртии экспорт в десять раз меньше, чем у Республики Башкортостан. Мы наблюдали какую-то комическую ситуацию, что заявок из Удмуртии было в полтора раза больше, чем из республики. Сейчас мы преломили эту тенденцию, и уже за первые полтора месяца второго квартала у нас обращений от предприятий Республики Башкортостан в полтора раза больше, чем из Удмуртии и Татарстана вместе взятых.

Как в Башкортостане в экспортное производство завлекают малый и средний бизнес?

Равиль Ватолин:

То есть, что называется, опомнились и все-таки поняли, что производство достаточно выгодное?

Римма Бойцова:

Да, с учетом опять же курса рубля в нынешних условиях и вообще потребности внешних рынков в высокотехнологичной продукции. Башкортостан как раз один из ведущих промышленных регионов и регионов, производящих не просто промышленную, а именно высокотехнологичную продукцию. Потому что если мы говорим о доле несырьевого неэнергетического экспорта в общем удельном весе республики, то он составляет порядка 40%. Это характерно только для развитых промышленных регионов. То есть уже стереотип, что Башкортостан сырьевая республика, он в корне неверен.

Равиль Ватолин:

Но при этом все-таки Глава республики говорит о том, что 40% для нас достаточно немного, потому что потенциал действительно есть гораздо больший у нас.

Римма Бойцова:

Да, также РЭЦ видит этот потенциал, и у нас сейчас стоит задача как раз привлечь больше малый и средний бизнес, для того чтобы работать на внешних рынках, потому что, как правило, у нас в Российской Федерации только крупные предприятия работают на внешний рынках, а малые и средние предприятия – больше все же на региональных и зачастую не выходят на межрегиональные рынки. Поэтому основная задача, которая поставлена и в послании Президента, и в майских указах, – это увеличение количества малых и средних экспортеров, увеличение объемов внешней поставки малыми и средними экспортерами. Мы сейчас разрабатываем комплексные программы, которые позволили бы оказать не только какую-то разовую поддержку для предприятий, а целый комплекс мер поддержки: и финансовых, и нефинансовых, и субсидии какие-то федеральные предложить. То есть мы готовы стать такими персональными финансовыми консультантами и вести компанию к экспортерам.

Равиль Ватолин:

Ну вот давайте тогда более подробно о поддержке. РЭЦ оказывает как финансовую поддержку, так и нефинансовую – и консультации различные, как вы говорите, и аналитика, и прочее. Ну вот тогда давайте коснемся сначала консультационных, потому что для многих предпринимателей для начала нужно понять, вообще способны ли они это делать, потому что порою международные рынки требуют огромного количества документов, сертификацию своей продукции и прочее. Здесь вот какую поддержку может оказать Российский экспортный рынок?

Римма Бойцова:

Безусловно, для того, чтобы выйти на внешний рынок, нужно обладать достаточно большой линейкой компетенций. Малое предприятие зачастую не может столько сотрудников содержать в своем штате. Наши же нефинансовые услуги, которыми как раз чаще всего пользуются экспортоориентированные предприятия, которые только хотят выйти на внешние рынки, и предприятия, которые только начинают работать на внешних рынках и, возможно, хотели бы расширить количество стран, с которыми они работают. Они могут, во-первых, получить в Российском экспортном центре консультации, как начать бизнес, значит, заказать у нас аналитические исследования внешних рынков, определить, на каких рынках более перспективна и востребована их продукция, на какие рынки с их продукцией проще выйти, то есть где будет меньше барьеров. И для начала, с какой стороны им лучше начать работать. Далее мы можем провести непосредственно прямой поиск клиентов, то есть начиная от общей оценки в этой стране на этом рынке, и кто может интересоваться этой продукцией, до нахождения конкретного покупателя, с которым можно будет заключить экспортный контракт. Мало того, наши юристы помогут составить этот экспортный контракт, причем с учетом специфики различных стран. То есть, понятно, что знать законодательство множества стран не под силу даже продвинутому юристу. Как раз для этого обращаются в Российский экспортный центр. Кроме того, если у вас уже есть экспортный контракт, для того, чтобы избежать сложностей в дальнейшем, мы можем прочитать, дать какие-то консультации, комментарии по текущему экспортному контракту. Учитывая, что республика находится далеко от границ Российской Федерации, мы также сможем на глобальном уровне, как мы видим, глобальные мультимодальные вот эти цепочки, подсказать, как оптимизировать и вообще с нуля составить транспортный маршрут. И то, что мы видим на примере различных компаний, это зачастую дешевле и быстрее. В частности, вот могу рассказать о таком примере, что Российский экспортный центр отправил в прошлом году в ноябре контейнерный поезд с древесно-стружечными плитами в Китай, общий срок доставки – 14 дней вместе с фитосанитарным контролем. То есть это достаточно быстро.

Как в Башкортостане в экспортное производство завлекают малый и средний бизнес?

Кроме того, мы пакет товаросопроводительных документов можем подготовить, для начинающих экспортеров рассчитать таможенные платежи, проконсультировать, какая нужна сертификация вашей продукции. Причем к нам сейчас обращаются крупные компании, они изначально сами начинают искать, где сертифицировать продукцию, тратят просто миллионы рублей на эту сертификацию. И выясняется, что они не тот орган выбрали, не тот сертификат получили. Мы сможем и найти, иподобрать компанию и сертификат, который требуется для этой страны, но кроме того, сможем помочь вам получить субсидию на эту сертификацию, а это 90% стоимости сертификации – субсидии. То есть, если говорить вообще в целом о комплексе мер, которые мы оказываем, то это, кроме того, что я уже озвучила, это финансовые меры поддержки, так как в группу компаний РЭЦ входит Росэксимбанк и страховая организация «Эксар». Страховая организация «Эксар» не подпадает под закон о страховых организациях, регулируется ее деятельность отдельным постановлением Правительства, поэтому мы более гибкие и быстрее и проще работаем с экспортерами на более выгодных для них условиях. И РЭЦ является агентом федеральных органов исполнительной власти по предоставлению ряда субсидий.

Равиль Ватолин:

Ну если мы говорим о вот этой нефинансовой поддержке, то стоит ли она денег, потому что многие говорят (вот это стереотипное мышление), если обратишься, как вы говорите, миллионы запрашивают на сертификацию, то РЭЦ тоже запросит энную сумму, которая будет неподъемна для предпринимателей.

Римма Бойцова:

Нефинансовая поддержка полностью бесплатна. Мало того, сейчас на примере Республики Башкортостан мы реализуем функцию единого окна поддержки. То есть если экспортеры приходят к нам, они получат информацию не только о тех мерах поддержки, которые РЭЦ предоставляет, но и еще обо всех федеральных мерах поддержки, которые могут быть им полезны, и региональных мерах поддержки. Так, в частности, мы с Фондом поддержки малых и средних предприятий Республики Башкортостан подписали Соглашение: если вы обращаетесь в региональный Фонд поддержки МСП, то получаете информацию о наших продуктах, если обращаетесь к нам, в том числе получаете информацию о продуктах Фонда, то есть не нужно будет путаться в этом большом количестве мер поддержки – а их сейчас действительно много. И у предприятий зачастую ощущение, когда, вроде бы, есть все и нет ничего, то есть получить ничего не могут. Поэтому, приходят к нам, все это безвозмездно, мы отрабатываем. Единственное, у нас сейчас работает Школа экспорта как раз на базе регионального Центра поддержки экспорта, так вот, на следующий год мы планируем частично обучение сделать платным, но это будут какие-то совсем символические цифры, потому что, как мы видим, те, кто обучается, дальше все-таки не начинают экспортную деятельность. То есть больше такое любопытство присутствует.

Равиль Ватолин:

Если мы говорим о финансовой поддержке, оказывает ли РЭЦ ее, потому что тоже много читаешь о том, что многие склоняются к тому, что РЭЦ только консультирует и никакой финансовой поддержки не оказывает. Насколько правда?

Римма Бойцова:

Основной блок поддержки – это финансовая поддержка, потому что если говорить о нефинансовой поддержке, то здесь обращаются больше экспортноориентированные предприятия, и принять решение выйти на экспорт – оно достаточно длительное, заключение контрактов и так далее. А вот реальные предприятия, которые уже работают, им все же больше требуется финансовая поддержка. В частности, у нас есть ряд уникальных продуктов, которые представляет Росэксимбанк и страховое агентство «Эксар». В частности, я бы здесь акцентировала внимание, например, на кредитовании производства высокотехнологичной экспортной продукции, то есть условия совершенно уникальные: например, мы кредитуем по этой ставке без залога под товарооборот без дополнительных условий. То есть отдельные институты развития требуют определенное количество инвестиций, количество рабочих мест и вложения в основные фонды, а мы этого не требуем. Если ты производишь экспортную высокотехнологичную продукцию, тебя кредитуют под выручку от экспортного контракта, то есть, получая выручку, ты будешь уже рассчитываться с банком. Фактически, до этого, закупается сырье на кредитные средства, это совершенно уникальный продукт, который предлагает РЭЦ. Если есть какие-либо сложности, мы комбинируем эти продукты; ну, например, не очень устойчивое финансовое положение, то мы комбинируем эти продукты со страховыми продуктами. Тем не менее, при ставке 1-2% страхования, понятно, что это в любом случае конкурентоспособный продукт на рынке, по сравнению с теми финансовыми инструментами, которые предлагают другие банки.

Как в Башкортостане в экспортное производство завлекают малый и средний бизнес?

Есть, например, тоже уникальные истории, которыми в Башкортостане у нас пока не воспользовались, но в целом в Российской Федерации они очень востребованы. Если у компании большую часть составляет экспортная выручка, то компания может осуществить возврат НДС на свои расчетные счета из федерального бюджета. Так вот, по налоговому кодексу этот возврат происходит не ранее, чем через 180 дней, потому что необходимо пройти камеральную проверку и так далее. Вот банковские гарантии, которые Российский экспортный центр предоставляет в лице Росэксимбанка, можно получить возврат в течение 10 дней. Безусловно, потом необходимо и камеральную проверку пройти, но мы говорим все-таки о предприятиях стабильных, которые не скрываются от налоговой и так далее. Они проходят проверки, если есть какие-то вопросы, то налоговая транслирует эти вопросы Росэксимбанку, а он снимает их. У нас все прецеденты были положительные, никаких сложностей не было, но это исключает изъятие из оборота на полгода денежных средств. У нас по Башкирии мы смотрели статистику – 8-9 месяцев возврат происходит. Если говорить о страховых продуктах «Эксара», к нам, знаете, многие обращаются с такими вопросами: мы работаем с Ближним Востоком, мы работаем с рядом стран СНГ, таких как Туркменистан, Таджикистан, и есть сложности в получении потом экспортной выручки, то есть товар-то мы поставляем, а выручку годами не можем получить. «Эксар» страхует такие риски, то есть вы можете застраховать получение дебиторской задолженности, различные банковские гарантии по возврату авансовых платежей. И, понятно, что это дополнительные средства, конечно, но тем не менее, это гарантия того, что у вас не зависнут где-то в рисковых странах ваши деньги. Тем более мы смотрим: у нас сейчас увеличивается оборот и экспортная выручка с такими странами, как Узбекистан, со странами Ближнего Востока. У них есть большая потребность в нашей продукции, но с другой стороны, есть определенные риски работы с данными странами, которые может закрыть страховое агентство «Эксар».

Равиль Ватолин:

Если мы говорим о потребности на зарубежных рынках в нашей продукции, вот с вашей точки зрения как профессионала, работающего в этой сфере, нужны ли там наши товары? Потому что опять же много стереотипных мышлений: «Ну куда мы со своей продукцией? Наша продукция неконкурентоспособна, не нужна». Вот насколько правдивы подобные высказывания?

Римма Бойцова:

Ну то, что мы видим динамику взаимоотношений по продажам российской продукции с различными странами, мы видим рост продаж как в страны Западной Европы так и США, очень востребована наша продукция в Китае, продовольственная наша продукция для них идет вообще с приставкой «эко». Большой запрос сейчас реализовал Хабаровский край, российское мороженое для Китая, поэтому мы видим реально то, что растет экспорт, при этом зачастую поставляется даже совершенно простейшая продукция. Понятно, что высокотехнологичная продукция всегда востребована, у нас есть уникальное предприятие в городе Октябрьский, которое пластмассовые изделия поставляет на рынки Западной Европы и завоевывает этот рынок. То есть у нас есть также уникальные прецеденты, например в Удмуртии, когда поставки зубной пасты уже в сотню стран происходят. Наша продукция действительно достаточно конкурентоспособная, даже несмотря на такую достаточно сложную геополитическую ситуацию, и всем кажется, ну увеличивается же экспорт США.

Как в Башкортостане в экспортное производство завлекают малый и средний бизнес?

Равиль Ватолин:

При этом мы все-таки говорим о том, насколько сложно выйти на этот международный рынок, потому что опять-таки это стереотипное мышление, имеющиеся у наших предпринимателей о том, что, в принципе, это невозможно. Мы думали, что заграницу нам будет выехать достаточно сложно, загранпаспорт получить, а оказывается настолько легко это сделать. Здесь вот тоже – насколько рынок открыт и легко ли выйти на него?

Римма Бойцова:

Мы со своей стороны, когда обсуждаем это на каких-то сессиях и деловых мероприятиях, мы больше склоняемся все же к проблемам менталитета. Вы все правильно сказали, что зачастую нам даже просто выехать заграницу отдыхать в первый раз, поэтому здесь как раз-таки наша задача и состоит в том, что предприятия малого и среднего бизнеса все-таки неохотно выходят на внешний рынки, и мы хотим переломить этот менталитет, чтобы они увидели себя игроками на этих глобальных рынках, и понимали, что есть потребность в их продукции, потому что у нас очень много запросов по различной продукции. Мы сейчас напрямую пытаемся выходить на предприятия, предлагать поработать с Российским экспортным центром, просто пощупать, посмотреть эти рынки, посмотреть доходность на этих рынках, в нынешних условиях тем более с курсом рубля выше можно получать на европейских рынках, китайских рынках, рынках Ближнего Востока, поэтому наша задача больше даже сейчас информационная, задача привлечения и убеждения в том, что надо начинать, это ничего не стоит вам, и при этом вы оцените, как дальше работать, выходить на эти рынки и насколько вам это будет интересно.

Равиль Ватолин:

Ну тогда, подводя итог нашей программы, если говорить по году, то Рустэм Закиевич в Питере буквально вчера сказал о том, что у нас порядка 800 предприятий-экспортеров, при этом 90% – малые и средние предприятия, то вот здесь для нашего столь крупного региона цифра не очень большая, но как вы думаете, сколько предприятий нарастим до конца года?

Римма Бойцова:

Если мы говорим о регулярных экспортерах, среди этих 800 половина – это разовые какие-то поставки, но если мы говорим о регулярных экспортерах, то их порядка 350-400. Наша задача – примерно на 20% увеличить количество экспортеров. Я все-таки хочу отметить, что у нас есть громкие истории успеха. Компании «Пакер», «Озна», ГУП «Агидель», Стерлитамакский нефтехимический завод, торговый дом «Башхим» – они смогли воспользоваться поддержкой, но это более крупные, более продвинутые компании, которые умеют работать с федеральными институтами развития. Так вот, мы теперь призываем и остальные компании, то есть мы не просто декларируем, что можем оказать поддержку, а мы ее реально оказываем.

Равиль Ватолин:

Будем надеяться, что все-таки откликнутся наши предприниматели, компании и действительно воспользуются, потому что та динамика, которая была в прошлом году, когда они не хотели раскачиваться и сторонились РЭЦ, вот будем надеяться, что она прервалась в прошлом году, и далее будет динамика высокого роста.

Спутник FM
Новости партнеров
#берипример