Париж через пару лет может исчезнуть с географических карт

Речь не о Франции, а о Кигинском районе республики. В поселке под таким необычным названием осталось всего 15 человек. Вся молодежь разъехалась. Живут одни пенсионеры, средний возраст – свыше 70 лет. В Париже уже давно закрыта школа, не работает магазин.

Но старики не унывают. Держат скот, разводят пчел. Бывает, даже играют свадьбы. Хоть и живут за тысячи километров от столицы мировой моды, от последних трендов и здесь стараются не отставать. Статус парижанки обязывает: красная помада и духи, пусть и по 200 рублей за флакон, обязательные атрибуты даже тех, кому за 70. Глянцевых журналов не читают моду диктуют сами. Элегантным чулкам Миннегаян Минниахметова предпочитает шерстяные носки, вместо изысканных платьев от знаменитых кутюрье платья в цветочек. Он из Парижа, она из Буздяка. Вместе уже полвека. Дочерям парижская жизнь наскучила, живут в городе. Старики хозяйство не бросают: есть корова, куры. Был и свой транспорт, но лошадь не так давно украли. На летние каникулы в Париж приезжает внук. В поселке всего лишь 13 домов, 4 из них уже пустуют. Когда-то здесь была крупная овцеводческая ферма, но она распалась. Молодежь разъехалась. В башкирском Париже уже лет как 40 закрыта школа, не работает магазин, аналога Лувра и подавно нет. Зато есть своя Эйфелева башня. Ее установил местный сельсовет. Она, конечно, не в объеме и не из металла, а лишь нарисована, но всё же стала достопримечательностью поселка и излюбленным местом для фотографирования заезжих туристов. Население одни пенсионеры. Средний возраст ближе к 80. Но бывает, играют в Париже и свадьбы. Жен и мужей берут из соседних деревень, хоть так пытаются сохранить родной поселок. Рассказывают, заглядывали в поселок и настоящие французы. После чего, чтобы сравнить, кому живется лучше, установили телевизионную тарелку, она и стала для башкирских парижан окном в Европу.