«Мстят они»: в Башкирии стая волков держала в страхе целую деревню

Жители деревни Абсалямово Белокатайского района жили в страхе из-за стаи волков, которая истребила всех местных собак. Избавить людей от угрозы вызвались егеря Ассоциации охотников Башкирии. Подробности – в специальном репортаже «Серая стая».

Девять утра. Мы находимся в Белокатайском районе. Солнце еще только поднимает, но уже понятно, что погода будет хорошая. Морозная со свежим снегом – самая подходящая для охоты. И ведь не случайно. Эта дорога ведет в деревню, где волки съели всех собак. Туда сегодня едем и мы. Но не за интервью. Сегодня мы попытаемся добыть волка.

Охотники не говорят убить или пристрелить волка. Именно добыть. Сегодня в роли добытчиков – егеря Ассоциация охотников Башкирии. Своего рода антиволчий спецназ с навыками сотрудников уголовного розыска. Осмотр места преступления – с этого начинается наша охота.

Деревня, в которой волки съели всех собак, называется Абсалямово. С первого взгляда видно: для хищников здесь самые комфортные условия. Кругом лес и дома стоят у самой опушки.

«Я думал, что собаку во дворе привяжу, но забыл. Утром выхожу, а собаки нет».

местный житель

Забыл спрятать собаку во дворе, и на утро от неё остался лишь поводок. А какие шансы у обычного пса против целой стаи? Никаких. Хотя принято считать, что волк собаку есть не станет. Все-таки родственник. Оказалось, что ещё как станет. В голодный год выбирать не из чего. А дворняга в деревне – самая легкая добыча.

«Пять лет назад в соседней деревне съели 11 собак. У нас в деревне – три».

местный житель

Сейчас в Абсалямово действует негласный комендантский час. После семи часов вечера детей на улицу не выпускают. Некоторые даже в школу не ходят. Боятся. Впрочем, взрослые тоже предпочитают лишний раз не рисковать.

«Раньше женщины занимались скандинавской ходьбой. Сейчас перестали, только днем. Страшно же. Детей вечерами тоже не выпускаем».

местный житель

Местный житель говорит, что раньше старушки по вечерам увлекались скандинавской ходьбой. Теперь днем ходят.

Сейчас в башкирских лесах может бродить до 700 волков. Цифра вроде не очень большая, если учесть площадь республики – почти 145 тысяч квадратных километров. Для сравнения: площадь Греции немногим меньше. Тем не менее егеря стараются регулировать численность хищника, чтобы популяция не увеличилась. Правда, способ контроля пока один – отстрел.

Тем временем главный волчатник района проводит инструктаж. Егерь Эдуард Усманов, в прошлом войсковой разведчик, способен выследить и гнать зверя десятки километров. Как-то раз добыл волка в Свердловской области.

Охота сегодня будет загонная. Это значит, что загонщик должен постараться выгнать зверя прямо на стрелков. С одной стороны такой способ считается самым эффективный, с другой – важно правильно распределить роли егерей, чтобы волк не добрался до лесополосы. Иначе уйдет.

Свежие следы волка заметили не далеко. Всего в 15 минутах езды от деревни, если идти крейсерской скоростью снегохода – примерно 50 километров в час. Также может бежать и волк, правда, недолгое время.

Отсечь – значит отрезать ему пути отхода. Эдуард объясняет, что здесь волк может попытаться уйти через овраг. Скорей всего, зверь побежит через поляну в лес к Челябинской области. Она тут всего в 150 метрах. Но гонять зверя по соседнему региону не хочется. Хотя и приходилось. Но сегодня перекрыты все пути отхода. Остается только ждать сигнал загонщика. В этот момент важно соблюдать тишину. Так что дальше все переговоры только шёпотом.

Погода всё-таки подвела. Снег пошел. Это значит, что следы может замести – самая неприятная часть для охотника. Вот прямо сейчас мы выжидаем. Ждём, когда загонщик выведет на нас зверя. Когда этот момент наступит, не знает никто. Либо через минуту, либо через несколько часов.

А в это время в уфимском вольере такие же волки, как в Белокатайском районе. Только тут их не убивают. За ними тут ухаживают.

Кстати, высшая степень доверия волка к человеку. В Уфе такой человек один. Это Виктор Крупин. В прошлом пожарный, сейчас работает смотрителем в уфимском вольере. Профессиональной дрессировкой волков никогда не занимался. Хотя Шакала, так зовут его волка, приручить удалось. Однако гарантий, что настроение питомца не поменяется, никто не даёт.

«Он когда 150 килограммов весил, уже был на руках у меня. Так что не страшно. Наоборот его спасли, так бы сожрали другие волки».

Виктор Крупин, работник уфимского вольера

Щенков тогда придушили собственные родители. Кстати, тоже рожденные здесь, в неволе. До сих пор живут в соседней клетке. И к своему потомству относятся, мягко говоря, не доброжелательно. Еще бы. Ведь теперь это другая стая. Конкуренты. Даже сейчас до драк доходит. В доказательство – разодранная морда волчицы Мэри. Позвали поиграть и тут же вцепились мертвой хваткой. Для работников вольера это тоже показатель. Лишнее напоминание о непредсказуемости зверя.

«Приучал больше её. Думал, будет проще с самкой. Но получилось не особо. Проще с ним».

Виктор Крупин, работник уфимского вольера

Кстати, о кормлении волков. Порог насыщения у них высокий от природы. Знают, что еды может не быть неделями. Отсюда и выражение «Вечно голодный как волк». Но только не в уфимском вольере. Здесь им предписано по два килограмма мяса в день.

«Мы даем столько, сколько положено. Иногда у них даже остается мясо, они в течение дня доедают. То есть оно всегда есть. Если он голодный, он начинает глотать мясо. Даже не пережевывает».

Радик Шакиров, работник уфимского вольера

Этим волкам в жизни повезло. Другим их соплеменникам вот так кусок мяса в лесу никто не предложит. А тут, пожалуйста. Еще и витамины дадут, чтобы не болели.

А тем временем охота продолжается. Егеря все еще ждут волка. Стоят почти беззвучно. Не спугнуть бы зверя. Да еще и как назло снегопад усиливается. Спешить надо. Заметет следы и не выследить потом зверя.

Пока ждем – небольшой мастер-класс от Рафаиля Галямова. Он здесь самый опытный охотник. Первую дичь добыл в 9 лет. С тех пор охота стала для него стала страстью. Волка считает не только самым вредным для хозяйства хищником, но самым хитрым. Добыть очень сложно. Время уже к вечеру близится, а волк так и не появился. Видимо, что-то почуял.

А это еще один наш герой. Точнее два. Тот, что повыше – Александр Султанов – начальник кинологического отделения исправительной колонии. А тот, что с хвостом – волкособ Арон. Наполовину волк, наполовину собака.

«Мать – чистая волчица. Впервые родила, когда ей было 6 лет. Воспитала она. У Арона все повадки волчьи».

Александр Султанов

Вообще Арон уже ветеран – 12 полных лет. По собачим меркам уже пенсионер, а волки и вовсе в дикой природе столько не живут. Но на зависть сверстникам Арон еще бодрый. Вон как по полосе препятствий бегает. Сказывается тренировка. Все-таки 8 лет отдал Родине.От матери Арону передалось много. Уникальный нюх, слух и невероятная выносливость. Когда был еще на службе, мог тренироваться сутками. Правда, команды запоминал долго, но зато выучил на всю жизнь. Хозяина признает только одного, на других не реагирует. Александр Султанов здесь – вожак стаи. Это признают все волкособы.

Вот он – знаменитый волчий прыжок. Вверх и вперед всем телом, сбивая жертву. Инстинкт охотника. То, что передалось от волка. Хотя в этом поколении волкособов он уже четверть от хищника.

«Волк и человек с давних пор идут параллельно друг другу. Волк – своей жизнью, человек – своей. Почему волк к человеку пошел, потому что люди начали занимать их территорию. Они мстят».

Александр Султанов, начальник кинологического отделения ИК-13

Александр Султанов понимает: отстрел волка – мера вынужденная. Последствия могут быть страшные, если популяцию не контролировать. Но считает, что именно человек зашел на его территорию.

«Не люблю охоту. Я не могу. Был один раз, посмотрел. Мне просто не нравится убивать».

Александр Султанов, начальник кинологического отделения ИК-13

А на охоте наступил долгожданный момент. Волки показались, и тут же побежали через поле. Как раз там, где их ждали. Недолгое преследование и первая добыча. Крупный самец попался. Вожак, по всей видимости.

Сугробы глубокие, бежать тяжело. Волку нужны паузы для отдыха. Но куда там против снегохода. Второй попытался укрыться в перелеске. Не успел.

Потеряли одного егеря. Тот, что занял самую первую отметку, и должен был отсекать волков от оврага. Пока молчит. Не выходит на связь. Рассказывает про стаю из трех волков. Но потом оказывается, что было три волка. Егерь, который потерялся, привозит еще одного.

Еще один самец нашелся. На этом охота закончена. Вся стая добыта. Та самая, что съела последнюю собаку в Абсалямово. Жители деревни не удержались, пришли посмотреть в глаза хищнику. Даже дети малые тут. Все хотят увидеть тех, кто держал всю деревню в страхе. Сейчас волки уже не так опасны.

Можно снова гулять по вечерам. До тех пор, пока не появится новая стая. Жители говорят, жалко, конечно. Но выбора у них нет. В этих местах это вечное противостояние.

Автор: Эмиль Тимашев