Жителям Башкирии станет легче получить землю в собственность

В Госсобрании в первом чтении рассмотрели законопроект, который в корне меняет поменяет процедуру получения земли в лучшую сторону. Новые правила вызвали разногласия среди общественности, поэтому эксперты подробно обсудили нововведения в эфире передачи «Вечерний Телецентр» на телеканале БСТ.

С 2021 года в Башкирии неразграниченной землей будут распоряжаться не муниципалитеты, а Министерство земельных и имущественных отношений РБ. Соответствующий законопроект подготовлен министерством и подан на рассмотрение в Госсобрание.

Разграниченная земля имеет собственника — частное лицо, или Российская Федерация, или субъект РФ, или муниципалитет. Неразграниченная (государственная) земля не имеет определенного владельца. По действующему закону, неразграниченной землей распоряжаются (продают, предоставляют в аренду) муниципалитеты.

Авторы законопроекта считают, что передача неразграниченных земель в ведение министерства повысит эффективность земельного контроля и улучшит инвестиционный климат. В регионе не разграничены более 94% земель, а значит, они не облагаются налогом, который пополняет муниципальную казну. При этом поправки не касаются и не меняют обязательного проведения общественных слушаний при передаче земли бизнесу. Новые правила игры позволят упорядочить процедуру передачи земли застройщикам. Дополнительного финансирования для ведения работы с неразграниченной землей ведомству не понадобится.

По словам председателя СПЧ при Главе Башкортостана Владимира Барабаша, из-за локальной трактовки муниципалитетами земельного законодательства порой происходят парадоксальные ситуации.

По линии работы СПЧ мы часто выезжаем в районы, разбираем конфликтные ситуации. Каждый район по-своему интерпретирует земельное законодательство, причем порой не зная законы. Пример: выделяется участок прямо до границы воды, предприниматель начинает строить объект. Мы указываем, что есть водные зоны, в границах 20 метров от воды ничего строить нельзя, предприниматель переводит удивленно глаза на местного замглавы, а тот говорит «ой, я не знал». Или, например, когда на границе районов строят с одной стороны какой-нибуд свинарник, а с другой жилой комплекс. И они между собой не стыкуются. Или, например, бывает, когда районы даже не говорят между собой, потому что не считают нужным это делать. Централизация нужна, потому что картинку целиком может видеть только соответствующее профильное министерство региона.

Владимир Барабаш, председатель СПЧ при Главе Башкортостана

Глава Минземимущества Башкирии Наталья Полянская отмечает, что каждому человеку не важны локальные муниципальные аспекты законодательства. Все должно быть четко, ясно и понятно.

Жизнь движется вперед. Мы видим несостыковки, и самое главное, что сегодняшний день нам диктует – чтобы было понятно, доступно и понятно, как оформить землю. Мы можем говорить юридическими терминами, но обычному человеку нужно просто решить вопрос. Он идет в администрацию, хочет взять участок. Что ему говорят? Есть перечень документов, которые он должен подготовить. И отсюда начинаются сложности. У нас расхождение в государственных услугах и муниципальных. Действующее законодательство не ввело ограничений про свои порядки в муниципалитетах. Человеку говорят «принеси документы», он все начинает готовить, у него проходят сроки, в итоге приходит в Министерство земельных и имущественных отношений на прием, я начинаю объяснять, что это вопрос муниципалитета. А люди говорят: «мне все равно, решите мой вопрос».

Изюминкой нового закона станет централизация процессов и искоренение коррупционной составляющей.

Мы настаиваем на том, чтобы эта услуга была единой для всей республики. Для чего нужен закон? Централизация, оптимизация процессов. Эта процедура становится прозрачной, появляется дополнительный контроль, он необходим в первую очередь нам. На сегодняшний день была отработана процедура, при которой операторы на местах просто собирали документы и предоставляли их нам. Мы обратили внимание, что там очень много ошибок, поэтому много отказов в предоставлении земельных участков. Мы же даем мотивированный отказ, то есть это возможность для человека его оспорить, решить этот вопрос. Но наш отказ не является для муниципалитетов необязательным. То есть он может заключить договор, могут быть незаконные действия, в итоге человек остается с последствиями один на один. Должен будет единый орган, который осуществляет этот контроль. Мы настаиваем на том, чтобы исключать человеческий фактор общения. Антикоррупционная составляющая тоже важна. Разговоры на тему «мне сказали» в суде не проходят. Мы даем возможность гражданину, чтобы он был защищен, если этот отказ был незаконен. К сожалению, практика показывает, такое бывает.

Депутат Госсобрания Рустем Ахунов, в свою очередь, при изучении законопроекта обратился к материалам проверок КСП.

Опасения подтвердились: действительно, в ходе проверок неоднократно были найдены нарушения при выделении земли.  

Я посмотрел материалы КСП с 2012 года. Они подтверждают, что неразграниченная земля, которая находится в государственной собственности, используется неэффективно. Где-то это недоработки на местах, не по назначению используются эти земли. Также я ознакомился с опытом других субъектов Российской Федерации в данной сфере. Действительно, федеральное законодательство предполагает передачу полномочий на уровень субъекта. Сегодня мы обсуждаем модель, когда муниципалитет и региональные власти вместе распоряжаются земельными участками. В Воронежской области это полностью передано субъекту Российской Федерации. Отмечу, что у нас было первое чтение. До второго чтения у нас есть время, чтобы внести необходимые изменения.  В целом проект я поддерживаю. Главное, это то, как будет применяться законопроект.

Рустем Ахунов, депутат Госсобрания РБ