Кумпан и Бузыкаев: как эмоциональный интеллект помог известным уфимцам добиться успеха

Как научиться считывать чужие эмоции и монетизировать свои умения? И речь не о сфере сверхспособностей. Такие люди среди нас, их много. Что такое эмоциональный интеллект и как его распознать – об этом специальный репортаж «Цена эмоций».

Не для себя, а для людей. Этот принцип Михаил Кумпан заложил в основу своего бизнеса. Приготовление кофе он превратил в особое таинство, а из собственной фамилии сделал брэнд. Кумпан в переводе означает: друг, компаньон. И для Михаила это не совпадение, а образ жизни. Едва ли не каждый второй посетитель его кафе считает предпринимателя своим другом. Он почти всегда в зале и готов не просто улыбнуться, а разделить проблемы своих гостей.

Михаил Кумпан, предприниматель: «Был один раз случай: приходят к нам ребята, и у них машину увезли на эвакуаторе, пока они обедали. Я вышел к ним – они стоят расстроенные. Я ехал с ними на штраф-стоянку, забирал, поднимал им настроение, поддерживал. Как это передать? Это ощущение дружбы».

Еще один его принцип: быть, а не казаться. Он действительно открыт, честен и располагает к себе уже с первых минут общения. Про таких говорят – харизматичен. Михаил вырос в многодетной семье, где было шестеро детей. В школе учился на тройки, но был уважаем сверстниками – за все ту же готовность прийти на помощь.

Михаил Кумпан: «Даже если я учился не супер, я точно был лидером. Мне безусловно нравилось быть активным, помогать всем, кто был рядом. Наверное, это черта из детства, потому что это отложилось, наверное, из большой семьи. Мне отец всегда говорил: Миша, ты старший, смотри за младшими».

Говоря научным языком, Михаил обладает выраженной эмпатией – умением сопереживать, а это, в свою очередь, признак высокого эмоционального интеллекта. Такое понятие было введено американскими учеными в начале 60-х. Тогда психологи впервые задумались о том, что только образования недостаточно для человека успешного. По аналогии с IQ - коэффициентом интеллекта – начали выделять EQ – эмоциональный коэффициент, который, кстати, тоже можно определить с помощью тестов. В общих чертах эмоциональный интеллект заключается в умении распознавать эмоции других людей и свои собственные, а также способность управлять ими в целях решения практических задач.

Распознавать эмоции в себе и окружающих обучают, например, в Республиканском психотерапевтическом центре на специальных тренингах по бесконфликтному общению. Эмоциональным интеллектом от природы обладают большинство людей, но в разной степени. Развивать эти навыки можно и нужно, говорит профессор факультета психологии БГУ Регина Халфина. Это основа любых отношений – в семье, на работе, и, прежде всего, с самим собой.

Регина Халфина, психолог, профессор факультета психологии БашГу: «Люди с низким эмоциональным интеллектом, их отличительная черта – это обидчивость. Мы обижаемся, потому что начинаем придумывать, додумывать за человека какие-то эмоции, поступки. Ведь слово "дурочка" можно сказать с 17-ю разными интонациями, можно сказать таким образом, что человек поймет: "как ты меня любишь", "как ты без меня не можешь". Надо уметь это делать!».

Начинать надо именно с себя, подчеркивают психологи. Абсолютное большинство современных людей не осознают того, что чувствуют. А ведь именно эмоции заставляют нас принимать важные решения в жизни.

Регина Халфина, психолог, профессор факультета психологии БашГу: «Когда пациенты приходят с какой-то проблемой, меня что-то беспокоит, я переживаю. Задаешь им элементарный вопрос: что вы чувствовали в этот момент? И в 90 процентах случаев пациенты отвечают: а я не знаю! Они не могут описать те эмоции, которые они переживают».

Многие неправильные решения принимаются буквально на физиологическом уровне, ведь эмоции напрямую связаны с гормонами. Челябинский врач-терапевт и практический психолог Рустам Хамитов создал целую школу эмоционального интеллекта, где обучает навыкам управления собой. В момент сильной эмоции самое главное – ее распознать и дать себе время на принятие решения. Как правило, это всего 5 минут.

Рустам Хамитов, психолог: «Этот момент называется "золотая пауза" или "золотая минута", когда я могу прекратить эту эмоцию, остановить. Гормоны, которые вызывают мое эмоциональное состояние – гормоны стресса, страха или радости чрезмерной. Где-то время распада гормонов – это около 5-ти минут. И после этого я успокаиваюсь и могу осознанно, рационально принять решение».

Занятия искусством исследователи считают одним из лучших способов развития эмоционального интеллекта. И хотя это, конечно, не основная цель, тем не менее, человек искусства – это глубокий, тонко чувствующий человек, способный распознавать даже самые противоречивые эмоции.

Виталий Шуранов, профессор, заслуженный деятель искусств Республики Башкортостан: «Музыка организует эмоцию. И эта организация идет по вертикальной оси: одновременно звучат несколько эмоциональных планов – получается как бы слоеный пирог из эмоций. Внешне эти эмоциональные планы противоречивы, но этим противоречием они богаты».

В её наушниках – классика и русский рок. Музыку она совмещает с живописью. Говорит: это важно для вдохновения. 15-летняя Софья Прокофьева рисует сцены из повседневной жизни, но в глазах ее персонажей какая-то особая глубина. Девушка признается: именно искусство сформировало ее как личность, научило видеть эмоции в деталях.

Софья Прокофьева, воспитанница детской художественной школы № 2 им. А.Э. Тюлькина: «Постоянно иду по улице и смотрю: а как бы намешать вот этот цвет, как нарисовать это дерево, вглядываешься постоянно в людей, смотришь на них и думаешь: какой характер, а как бы это передать в рисунке. Это, наверное, такая пытливость».

Борис Самосюк, заслуженный художник Республики Башкортостан, преподаватель детской художественной школы № 2 им. А.Э. Тюлькина: « Безэмоциональное искусство – это вообще не искусство в таком случае. Это все равно, что покрашенная стена или забор. Без психологии цвета, без понимания цвета и эмоциональной стороны... Я им все время говорю: рисунок - это форма, анализ. А живопись – это эмоции!».

В детской художественной школе имени Тюлькина воспитанников целенаправленно учат быть внимательными, или как тут говорят – замечательными – то есть замечать в людях и в окружающем мире самое важное.

Артем Зеленин, преподаватель скульптуры детской художественной школы № 2 ИМ. А.Э. Тюлькина: «Смотреть и видеть – это разные вещи. Мы можем спросить человека на улице: кого ты видел? А он прошел полгорода и говорит: а я не знаю. И никого не вспомнит, не опишет ни одежду, ни эмоциональное состояние встретившегося человека. Видеть-то не умеем! А ребята учатся этому!».

Они не просто замечают, но и учатся переносить увиденные эмоции на полотно или воплощать их в объемных формах. Для этого нужно как бы пережить состояние своих персонажей.

Айман Бадолова, воспитанница детской художественной школы № 2 им. А.Э. Тюлькина: «Когда я леплю, я стараюсь испытать эмоции этих фигур, чтобы их передать. Можно сказать, чувствую напряжение, встревоженность. Может быть, даже страх проиграть сопернику».

Первое, чему учат ребенка, когда он берет в руки кисть, – не бояться. Не бояться проявлять свою фантазию. Один из ключевых способов развития эмоционального интеллекта заключается как раз в стимулировании воображения. Если научить ребенка выражать свои эмоции через линию, цвет, то он сможет изображать на полотне весь их спектр: будь то радость, страх или любовь.

Эти дети как будто другие. От сверстников они отличаются невероятно развитой эмпатией. То, как рассуждает об искусстве, например, 8-летняя Сабина, действительно впечатляет.

Сабина Шарипова, воспитанница детской художественной школы № 2 им. А.Э. Тюлькина: «Я получаю свободу! Я очень много мечтаю. И у меня есть, куда эти мечты можно вкладывать. Очень же разные мы, люди. И я пробую не повторять рисунки, а пробую что-то новое. Любого взять – и как-то попробовать его нарисовать, но добавить что-нибудь свое».

Виталий Шуранов, профессор, заслуженный деятель искусств Республики Башкортостан: «На самом деле мы уходим из мира простой реальности в мир обогащенной реальности художественной. И это тренируется! И с этим тренажером мы выходим уже в мир, и на него смотрим уже другими глазами. Может быть, поэтому люди искусства немного другие. Они тренируют в себе иное». ъ

Профиль Ленина он до сих пор безошибочно рисует с закрытыми глазами. Еще недавно казалось, что искусство карикатуры ушло вслед за советской эпохой, но сегодня этот профиль в «Инстаграме» один самых популярных в республике. Камиль Бузыкаев закончил худграф Пединститута, однако в 90-е потерял веру в то, что живописью можно заработать на жизнь. Он занимался рекламой, бизнесом и, лишившись работы, в какой-то момент почти от безысходности начал рисовать карикатуры. Теперь именно они стали главным делом его жизни.

Камиль Бузыкаев, карикатурист: «Радий Фаритович – это характер, воля. Вот пошла эмоция - вот он сердиться начал. Раз уж он у нас такой борец - должна быть челюсть, и я ему рисую гипертрофированную челюсть».

Его персонажи всегда узнаваемы и интересны. Политики, спортсмены, актеры. Он свободен от цензуры и не боится шутить даже над первыми лицами республики. Говорит: во власти нельзя без чувства юмора. Эмоции людей, которых он рисует, будто отражаются на его собственном лице. Бузыкаев безошибочно выделяет главное в характере своих героев, с которыми в жизни чаще всего даже не знаком.

Камиль Бузыкаев, художник-карикатурист: «Я не знаю персонально ни министров, ни глав районов, мэров городов, но я их рисую и понимаю по отзывам людей, знающих их, что я попал в точку. Что-то значит во мне работает, что позволяет вычленять это. Есть масса знаков: прикрывает рот, например, язык жестов. Хочет того или нет, человек выдает то, о чем он действительно думает, а не о чем говорит».

Такую эмоциональную проницательность можно развить, говорят психологи. Прокачать, как группу мышц. Причем сделать это можно достаточно быстро и в любом возрасте.

Пенсионеры ссорятся, будто школьники, за право сидеть на первой парте. В Народном университете третьего возраста им читают лекции по психологии: учат справляться с эмоциями и развивать свой эмоциональный интеллект. Для пожилых людей это особенно актуально, потому что ими часто пытаются манипулировать мошенники.

Лариса Владимирова, психолог: «Эмоциональный интеллект помогает устойчивым становиться и не втягиваться в какие-то игры, манипуляции. Люди, обладающие эмоциональным интеллектом очень хорошо понимают, в какой ситуации и как себя вести, что человек думает. Они гибкие».

А вот у большинства современных детей эмоционального интеллект формируется очень сложно. Живое общение они чаще заменяют общением в сети, лишая себя возможности изучать реальные эмоции. И более того, подменяют их смайликами.

Евгения Лялина, психолог: «Они довольно примитивно изображают эмоции. У нас удивление - это не только приподнятые брови и открытый рот. В жизни открытый рот от удивления редко можно встретить. Но при этом дети, привыкая к этому виду общения – замене смайликами, в жизни не встречают этого. Потому впоследствии не распознают те или иные эмоции. Если посмотреть на площадку: дети качаются на качелях и при этом смотрят в смартфон, а не на лица друг друга, то есть они не изучают эмоции».

Впрочем, и сами родители большую часть свободного времени дома проводят с гаджетами в руках. Это некий суррогат общения, говорит психолог Евгения Лялина. Рассказывает: молодые мамы часто приходят к ней на прием с жалобами на эгоизм, холодность детей. Им она советует так называемую "практику присутствия" – играть с ребенком, не отвлекаясь ни на что другое.

Евгения Лялина, психолог: «Когда мама играет с ребенком на ковре, в зале и одним глазом пялится в телевизор или в смартфон, соцсети, ребенок не получает той эмоциональной нагрузки, которой он бы хотел. Вот эта практика присутствия она помогает очень развить наш личный эмоциональный интеллект без каких-либо усилий или специалистов».

Чаще всего, уверены психологи, достаточно просто больше разговаривать друг с другом, делиться чувствами и не запрещать детям эмоции, даже если мы считаем их плохими. Плакать можно даже мальчикам. Важно, чтобы ребенок рос не только умным, а, в первую очередь, живым и умел разделить чужую беду или радость. Пожалуй, это главное, для чего необходим эмоциональный интеллект.

Автор: Юлия Нигматуллина