«Что хочу, то и делаю»: журналист БСТ проверила качество работы самозанятых в Уфе

«Что хочу, то и делаю»: журналист БСТ проверила качество работы самозанятых в Уфе https://bash.news/news/108533_chto_xochu_to_i_delayu_zhurnalist_bst_proverila_kachestvo_raboty_samozanyatyx_v_ufe/

Кондитеры, парикмахеры, блогеры. Кому-то – выгодный бизнес, а кому-то – единственный способ выживания. Чем грозит некомпетентность? Корреспондент БСТ выяснила, как работают самозанятые в башкирской столице и оценила качество услуг в нелегальной сфере. О плюсах и минусах налогового режима для самозанятых – в специальном репортаже.

Строительный краскопульт – главный помощник на этой кухне. Но здесь им красят не стены, а сладкие десерты. Смешивая цвета, хрупкая мама троих детей Ляйсан Имельбаева, осваивает и живопись, и скульптуру, и декор. И каждый ее торт – уже почти как произведение искусства. Но еще три года назад, уходя в декретный отпуск, она, режиссер телевидения, и подумать не могла, что будет печь сладости на заказ.

Ляйсан Имельбаева домашний кондитер: «Сначала пекла для друзей, родственников, в подарок, потом сарафанное радио сработало, и тогда я поняла, что это мое, что на работу основную я не вернусь».

«Что хочу, то и делаю»: журналист БСТ проверила качество работы самозанятых в Уфе

Один из последних заказов Ляйсан – 10-килограммовый свадебный торт – был продан за 20 тысяч рублей. Сейчас женщина уже не боится заявлять о себе открыто, поскольку узнав о новом налоговом режиме для самозанятых, решила зарегистрироваться.

Ляйсан Имельбаева домашний кондитер: «Не все рестораны и кафе принимают торты от домашних кондитеров. Наверное, это главное, что меня подтолкнуло зарегистрироваться, выйти из подполья, так сказать».

Самозанятость (а точнее, налог на профессиональный доход) – это новый режим, который позволяет всем, кто работает "на себя", легализовать свою деятельность. Эта система уже работает в четырех регионах: Москве, Татарстане, в Калужской и Московской областях. Со следующего года её планируют ввести и в Башкортостане. Суть в том, что самозанятые платят налоги по минимальным ставкам – всего 4 процента с платежей от физлиц и 6 процентов, если клиент – юрлицо. При этом нет никаких отчетов, деклараций или визитов в налоговую.

Марина Пинчук, заместитель начальника отдела налогообложения юридических лиц УФНС по Республике Башкортостан: «Налогоплательщику, физлицу не надо представлять никаких отчетов в налоговый орган. Не надо бежать в налоговый орган регистрироваться – это можно сделать с помощью телефона, мобильного приложения».

Зарегистрироваться в качестве самозанятого можно в приложении «Мой налог». После скачивания на телефон программа запросит скрин паспорта и фотографию, а вместо подписи достаточно будет просто моргнуть. Через это же приложение затем и будет происходить уплата налога. В течение месяца самозанятый должен записывать сюда платежи, которые поступают к нему от клиентов. А система сама посчитает сумму налога и выставит счет.

«Что хочу, то и делаю»: журналист БСТ проверила качество работы самозанятых в Уфе

Марина Пинчук, заместитель начальника отдела налогообложения юридических лиц УФНС по Республике Башкортостан: «Налогоплательщику придет на телефон его сумма к уплате налога, и он, с использованием того же телефона, уплатит ее».

Основная цель этого проекта, по задумке властей, – вывести "из тени" огромный сектор потребительского рынка – физических лиц, по сути занимающихся незаконной предпринимательской деятельностью. Это домашние парикмахеры, косметологи, гаражные автослесари, таксисты, репетиторы, няни, фотографы, продавцы товаров в интернете и даже блогеры, зарабатывающие на рекламе в Instagram. Этот список можно продолжать. Однако не все из них могут похвастаться большими доходами. Для кого-то это, скорее, копеечная "подработка" и порой единственная возможность заработать на что-то, кроме продуктов. Большинство из опрошенных нами людей на улице воспринимают этот проект как попытку "перекрыть кислород".

Неоднозначно оценивает нововведение и финансовый омбудсмен республики Валерий Шарипов.

Валерий Шарипов, финансовый омбудсмен Ассоциации российских банков по Республике Башкортостан: «Напомню вам выражение нашего бывшего премьер-министра Иванова: люди – это наша вторая нефть. Не надо бурить скажин ,создавать логистику, в данном случае государство обкладывает – хотя это, конечно, не очень корректное выражение – своих граждан. Налоговая база для поступления в государственный бюджет должна формироваться в развитом обществе не за счет доходов его граждан, а за счет экономики, которая действует в данной стране».

«Что хочу, то и делаю»: журналист БСТ проверила качество работы самозанятых в Уфе

Уфимский предприниматель, член Совета по правам человека Азамат Галин считает, что те, кто работают "в тени" – в ней же и останутся. А в самозанятые перейдут уже зарегистрированные ИП – для них это более выгодные условия, но бюджет, напротив, от этого потеряет. Тем не менее, предприниматель подчеркивает, что платить налоги – обязанность каждого.

Азамат Галин, предприниматель, член совета при Главе Республики Башкортостан по правам человека: «Вы платите ,а эти люди не платят! Но когда вы приходите в поликлинику и встаете в очередь, впереди вас четыре человека стоят – они ничего не платят на содержание медицины, не платят пенсионных отчислений, но они стоят впереди вас и хотят получить эти услуги бесплатно. И вот это несправедливость! Те, кто не платят этих отчислений, громче всех кричат, что у нас в медицине бардак! Если вы получаете доходы, вы должны платить с них налоги! И точка».

В последние годы такая форма "серого" бизнеса весьма популярна. Для потребителя – это возможность сэкономить, а раз есть спрос, значит есть и предложение. И нелегальный доход некоторых физлиц исчисляется миллионами, например, от сдачи недвижимости в аренду. При этом такой рынок развивается стихийно, работают на нем часто непрофессионалы, и качество услуг или товаров порой оставляет желать лучшего.

С сильнейшим отеком глаз Гульнара Марчина попала в больницу – после посещения мастера по оформлению бровей и ресниц. Процедуру проводили на дому. Клиентка предупредила, что однажды у нее была аллергия на краску для волос, но мастер, без каких-либо тестов, смело нанесла средство на лицо. Сейчас женщина обратилась в правоохранительные органы, чтобы доказать ущерб, нанесенный ее здоровью. Но пока безуспешно.

Гульнара Марчина: «Откуда, говорит, я знаю, что это после моей процедуры пошло, может вы дома там что-то нанесли... Для меня это урок, естественно, я никогда в жизни больше не пойду на такую процедуру, у меня страх».

При обращении к нелегальному предпринимателю у клиента не остается ни чека, ни квитанции, ни договора. А отношения между двумя физлицами не попадают под действие Закона о защите прав потребителей, говорят в Роспотребнадзоре.

Гульнара Корнеева, заместитель начальника отдела защиты прав потребителей Управления Роспотребнадзора Республики Башкортостан: «Гражданин должен взвесить все риски при обращении за услугой или товаром к физлицу, и сам должен принять решение, потому что данные отношения под Закон о защите прав потребителей не попадают».

И хотя шанс отстоять свои права в суде остается, но клиенту в таком случае придется самому добывать доказательства.

Дамир Шагалиев, адвокат: «Надо доказать, что это лицо систематически оказывает услуги, хоть оно и не зарегистрировано как ИП. Имеются такие доказательства как свидетельские показания, видеозаписи, переписки между лицами».

Мы решаем выяснить, как повлияла история с аллергией на работу той самой мастерицы. Записываемся на прием. Теперь женщина арендует кабинет в парикмахерской. Перед процедурой предлагает подписать документ, в котором клиент обязуется не иметь претензий в случае проблем со здоровьем после наращивания ресниц. Увидев камеру, женщина заявляет, что теперь работает официально, но показать свидетельство о регистрации отказывается.

«Что хочу, то и делаю»: журналист БСТ проверила качество работы самозанятых в Уфе

Мы пытаемся более детально прочитать условия подписанного нами договора, но мастер буквально пускается в рукопашную, чтобы его отобрать и уничтожить, словно улику.

– Это договор, я его подписала.

– Не трогайте мои личные вещи.

– Вы меня за руки будете хватать, девушка? Это не личная ваша вещь, это договор, на котором стоит моя подпись. Дайте почитать.

– Покиньте помещение!

– Почему? Я пришла получить услугу, я же не домой к вам пришла. А зачем вы его рвете, скажите, пожалуйста?

– Потому что это мой договор, я с ним что хочу, то и делаю.

По принципу "что хочу, то и делаю" сегодня работают многие незаконные предприниматели. Ведь даже в случае, если до них доберутся налоговые инспекторы, штраф будет невелик и совершенно не сопоставим с их доходами.

Вячеслав Зайцев, начальник отдела регистрации и учета налогоплательщиков УФНС: «За деятельность без государственной регистрации предусмотрен штраф в размере от 500 до 2000 рублей».

А это уже оперативная съемка налоговой службы. Под видом клиентов инспекторы приходят в крупный салон красоты в центре Уфы. В качестве контрольной услуги девушке-инспектору делают оформление бровей. Деньги берут , но чек не выдают. Проверка выявила, что кассовый аппарат в салоне отсутствует, и сразу несколько человек работают здесь неофициально.

– Два месяца, вы говорите, работаете без оформления, без документов?

– Пару месяцев.

«Что хочу, то и делаю»: журналист БСТ проверила качество работы самозанятых в Уфе

Марат Гильванов, начальник отдела оперативного контроля УФНС России по Республике Башкортостан: «Может быть за них в соцстрах платится, а может и не платится. Контрольно-кассовая техника отсутствует, составляется протокол об административном правонарушении».

Насколько профессиональными могут быть услуги на неофициальном рынке, мы решаем проверить в ходе журналистского эксперимента. Выбираем два случайных частных объявления от нянь, и приглашаем их, чтобы посидеть с семилетним ребенком.

В обычной городской квартире мы расставим несколько вот таких небольших видеокамер и попросим нам помочь юного актера, зовут его Саша. Его задача – изобразить хулигана. Инсценируя нетипичные ситуации, мы посмотрим, правильно ли отреагирует на них няня. Например, просим Сашу много бегать, стрелять из игрушечного пистолета, проливать воду, а еще заранее кладем в баночку из-под лекарств конфеты без запаха, по форме очень напоминающие таблетки. И, конечно, предупреждаем об этом ребенка.

«Что хочу, то и делаю»: журналист БСТ проверила качество работы самозанятых в Уфе

Первая няня – женщина средних лет – к делу приступает достаточно грамотно. Она сразу спрашивает, поел ли мальчик, пытается отвлечь от телефона. За обстановкой в квартире мы наблюдаем через специальное мобильное приложение. Няня не оставляет ребенка ни на минуту и увлекает его играми в города и пантомимы – настолько, что Саша даже на время забывает о нашем задании. Однако когда он все-таки начинает хулиганить, женщина не теряется – делает мишень для стрельбы и присоединяется к игре. Но идеальная картина все же омрачается, когда дело доходит до псевдотаблеток – Саша начинает их есть.

– Лекарство что ли?

– Да, таблетки.

– А зачем ты много так ешь? Ага, витамины это, наверное, покажи баночку.

Очевидно, что няня сомневается, но тем не менее, не звонит родителям. Ждем около 15-ти минут и заходим в квартиру.

– Все, что вы видели, это не по-настоящему, это наш маленький актер. Мы хотели посмотреть, как вы отреагируете на его поведение, где-то не всегда правильное.

– Я так и думала, что какой-то подвох!

– Вы заметили, что ребенок ест таблетки? – Да, но это же не таблетки! - А если все-таки таблетки и на ваших глазах ребенок ест "Кетонал", какой должна быть реакция няни? – Ну я не знаю, он взрослый мальчик...

Женщина не скрывает, что работает без санкнижки и неофициально. Очевидно расстроившись, она не берет денег за свои услуги. Хотя если бы не заминка с таблетками, ее действия можно было бы считать образцовыми. Чего не скажешь о следующей няне.

«Что хочу, то и делаю»: журналист БСТ проверила качество работы самозанятых в Уфе

21-летняя студентка в объявлении о себе написала "заботливая и внимательная". Но оставшись с ребенком наедине, просто садится на диван и смотрит в экран телефона, временами зевает, потом достает книгу. Действия Саши не вызывают никакого интереса, он надолго уходит в другую комнату, но няня остается на месте. Буквально в метре от нее мальчик открывает баночку с лжепилюлями и ест. Равнодушно посмотрев на это, няня интересуется наличием Wi-Fi в квартире.

Снова ждем 15 минут, в течение которых картина никак не меняется, и заходим.

– Я думала это "Тик-так"! – Но ведь он лежал в упаковке от "Кетонала"! – А у меня просто зрение плохое! Я не вижу отсюда. – Если бы ребенок на самом деле съел таблетки, какой должна быть реакция няни? – Позвонить маме, скорую вызвать. – Правильно ,а почему вы этого не сделали? – Я вообще не знала, что это таблетки.

На этот раз няня берет деньги за услуги и уходит.

Саша: «Мне показалось, что она просто пришла сюда книжку почитать, либо в телефоне посидеть, пока ребенок что-то где-то там делает, но самое главное ей было заработать денежку».

Какими могут быть последствия непрофессионализма в этой сфере, показала нашумевшая история в Стерлитамаке. На этих кадрах скрытой камеры видно, как женщина швыряет 8-месячного ребенка как куклу, с силой вдавливает в подушку руками и даже ногами, а когда малыш плачет и мешает няне спать – с размаху бьет по голове.

Кирилл Ермолаев – известный уфимский фотограф. Себя называет счастливым человеком: 13 лет назад свое хобби ему удалось превратить в основной источник дохода. Сейчас у него личная профессиональная студия и фотошкола, из которой он уже выпустил более полутора тысяч учеников. Шутит: растит себе конкурентов. Говорит: бизнес на легальном поле позволяет ему работать с крупными заказчиками.

«Что хочу, то и делаю»: журналист БСТ проверила качество работы самозанятых в Уфе

Кирилл Ермолаев: «Это возможность работать с заводами, предприятиями. Из Москвы недавно был заказ, они первым делом спрашивают: есть ли юрлицо, чтобы рассчитаться не наличкой, по счету».

Но из 10-ти человек, которым мы позвонили, Кирилл оказался единственным официально зарегистрированным фотографом, работающим на себя. Остальные "выйти из сумрака" пока все-таки не спешат, боясь оказаться "под колпаком" у государства.

Константин Кашников, замглавы администрации г.Кумертау по развитию и предпринимательству: «Я не думаю, что государство как-то возьмется за них и устроит 37-й год! Все прекрасно понимают, что эти люди - есть топливо и бензин для легальной сферы. Человек, попробовав себя в маленьком бизнесе, получая небольшие доходы, впоследствии он сам придет к тому, чтобы легализоваться, чтобы получать кредиты, льготы».

Азамат Галин, предприниматель ,член совета при Главе Республики Башкортостан по правам человека: «Не нужно каждый раз говорить о том, что несчастные студенты, пенсионеры, которые там носки шьют, от этой инициативы пострадают. Это же не карательная машина. Государство не собирается никого лишний раз наказывать, что они продали пару носков, не нужно перегибать. Речь о тех людях, которые систематически получают доход. Зачастую их доходы превышают ваши доходы».

В регионах, которые уже почти год тестируют новый налоговый режим, опыт, скорее, положительный. Об этом говорят сами предприниматели. Там в качестве самозанятых зарегистрировались более 240 тысяч человек.

Юлия Райнвайн, предприниматель, руководитель Центра поддержки самозанятых г.Казань: «Мы просто доносим до людей, что это нормальная гражданская позиция – "выходить из тени№. И рассматриваем самозанятость как возможность в очень комфортных условиях начать свой бизнес – с маленьких шагов, не имея активных рисков, и понимая, что у этой формы самозанятых хорошая перспектива перейти в хороший, качественный масштабный бизнес».

По мнению экспертов, переход предпринимателей в легальную сферу все-таки не только пополнит бюджет, но и организует этот рынок, позволит повысить качество услуг. Пока проект "обкатывают" в других регионах, у Башкортостана есть время присмотреться, учесть все нюансы. Чтобы в конечном итоге "в плюсе" остались и предприниматели, и потребители.

Автор: Юлия Нигматуллина

  • БСТ
БСТ
Новости партнеров
Афиши территория роста