«Работой обеспечит государство»: как в Башкирии реализуется программа «Земский учитель»

С 2020 года в России стартовал проект «Земский учитель». Предполагается, что он поможет решить одну из главных проблем в системе образования – дефицит педагогов в сельских школах. Главным образом, за счет солидной материальной поддержки.

Один миллион для тех, кто готов переехать в деревню или город с населением до 50 тысяч человек. Два миллиона тому, кто отправится на Дальний Восток. На каждый регион рассчитано определенное количество грантов. В Башкортостане их 55. Притом, что в республике не хватает около 600 учителей.

Преподаватель английского языка возглавляет рейтинг самых востребованных учителей в России. А уж для сельских школ это и вовсе настоящая роскошь. Поэтому школьникам деревни Новотазларово повезло. У преподавателя есть собственный автомобиль.

Гульнур Русламханова, учитель английского языка: «Английский я люблю со школы. И не видела себя в другом русле. Я поступила в вуз с мыслью, что буду преподавать».

Гульнур Русламханова – самая молодая учительница в Новотазларово. Возможно, и во всём Бураевском районе. Но главное даже не это. Гульнур удаётся совмещать в себе идеалиста и реалиста. С одной стороны, она по-настоящему преданна своему делу. Достаточно сказать, что ее зарплата – всего 15 тысяч рублей. Так она еще на бензин тратит половину, проезжая каждый день по 20 километров. С другой стороны, ездить нужно в деревню. И отношение к ней у нее такое же, как и у большинства двадцатитрехлетних девушек.

Гульнур Русламханова, учитель английского языка: «Деревни всегда были деревнями. Они всегда пугали. Деревня – это больше для старости, для пенсии. Это моё мнение и большинства молодых специалистов. Все хотят развиваться. А в деревнях не хватает электронной доски, проблема с сотовой связью. Не хватает развлечений для молодых. Страшно. Тут же везде лес. Это же все-таки деревня».

Впрочем, изменить отношение молодых педагогов к глубинке вполне возможно. Нужен как минимум один миллион рублей. Это главная мотивация проекта «Земский учитель» и последняя надежда для школы в Новотазларово найти учителя по математике.

Вакансия уже размещена на официальном сайте проекта. Время подать заявку есть до середины апреля. А дальше останется только дождаться подведения итогов отборочного конкурса. Имена победителей будут известны в мае. А уже в июле с земским учителем заключат договор. Жаль, что этим будет решена лишь часть проблемы.

Ильдар Гадылгареев, директор школы: «Нам на сегодняшний день не хватает учителя информатики и физики. Дело в том, что средний возраст коллектива – 54 года. Это предпенсионный возраст. Это четверть учителей. Я думаю, что программа «Земский учитель» нам поможет. Больше нашу молодежь в сельскую местность никак не завлечь».

Этим вопросом задаются не только в сельских школах. Проблему пытаются решить на самом высоком уровне. И, видимо, за дело взялись по полной программе. Судя по всему, условия для участия в проекте максимально упрощены.

Требования для проекта «Земский учитель»: возраст претендента до 55 лет; среднее или профессиональное образование. Ну и само главное – желание поработать пять лет в сельской школе.

Для учебного учреждения тоже есть требования: население села или города не больше 50 тысяч человек; вакантное место; нагрузка учителя не менее 18 часов в неделю.

Впрочем, в Башкирии похожая программа уже работает. Грант проекта «Сельский педагог» скромнее – 600 тысяч рублей, а вот требования значительно выше. Возраст участника – не старше 35 лет, обязательный опыт работы и контракт заключается на 10 лет. Но в целом задача регионального и федерального проекта одна – снизить дефицит преподавателей на селе. Можно сказать, любыми способами.

Айбулат Хажин, министр образования и науки Републики Башкортостан: «"Сельский учитель" – это проект, который направлен на закрепление имеющихся кадров в сельской местности. Это учителя, которые уже работают в школе. Имеют стаж не менее двух лет. И у них есть нагрузка. Важно, чтобы этого молодого учителя закрепить за образовательной организацией, чтобы он не уезжал. Программа «Земский учитель» направлена на, то чтобы привлечь в эти школы, где у нас имеются вакансии, людей со стороны. Из других городов и регионов».

Объявить школьную перемену – настоящая привилегия для любого ученика. Каждый из нас в детстве мечтал нажать эту заветную кнопку. Для журналистов БСТ сделали небольшое исключение. Все потому что в школе никого нет. Все занятия отменены. На улице – тридцатиградусный мороз. Дети остались дома. Но некоторым преподавателям не до отдыха. Оказалось, что внеплановые выходные – отличный повод для небольшого косметического ремонта в классе. Как вариант, обновить шифоньеры.

Замене подлежат старые книжные полки, изношенные плакаты и стенды. Скоро здесь всё будет новое. Альбина Нигамовна давно решила, что если получит грант, то первым делом обновит собственный класс. Полмиллиона от программы «Сельский педагог» пришлись как нельзя кстати.

Музыкальные инструменты для школы Альбина тоже купила за свой счет. Кубыз уже есть, осталось дождаться, когда привезут заказанный курай. Пока ждем, коротаем время за партией в шахматы. Оказалось, что учитель башкирского языка еще и местный гроссмейстер и проводит занятия для детей. И да, новые доски учительница приобрела на выплаченный грант.

Альбина Нигаматова, учитель башкирского языка и литературы: «Мы с мужем сразу договорились, когда я подала заявку на участие в гранте. Если получу, то минимум 50 тысяч потрачу на любимый классный кабинет. Муж был не против».

То, что останется от гранта после облагораживания кабинета, Альбина с мужем планирует потратить на участок под строительство дома. Все-таки собственное жильё – это основная цель для учителей.

Айгуль Мухаметзянова еще один пример того, что образовательный проект работает. По крайней мере, региональный. Переехав из Уфы в Кушнаренково, ведет сразу два предмета – химию и биологию. На выплаченный грант заканчивает строительство дома. И менять его на драгоценные квадратные метры в мегаполисе уже точно не планирует.

Айгуль Мухаметзянова, учитель химии и биологии: «В селе все, наверное, думают, что там стоит какая-то избушка и надо будет и воду таскать, и всё. Сейчас все очень современно. Даже в моей деревне, которая считается глубинкой, есть интернет. Я могу пообщаться по видеосвязи с родителями».

Сельской школе, где преподает Айгуль, может позавидовать практически любая городская. Внутри – современный ремонт и техническое обеспечение классов.

Но если сравнивать федеральный и региональный проекты для преподавателей не только по величине грантов, но и способов как их освоить, то «Земский учитель» не сможет распорядиться деньгам по своему усмотрению. Расходования средств допускается только на приобретение жилья, погашения ипотеки и курсы повышения квалификации. Впрочем, не исключено, что Министерство образования республики сможет расширить этот список.

Айбулат Хажин, министр образования и науки Республики Башкортостан: «Москва нас сейчас немного ограничивает. Говорят, что только жилищные условия и только образовательный ценз. Но мы сейчас с ними в этом направлении консультируемся. Я хотел бы еще добавить транспортные средства. Чтобы могли еще автомобили приобретать».

Как выдумаете, может ли сейчас простой учитель информатики из сельской школы приобрести автомобиль? Нет, конечно. Можно сказать, что есть автокредит или можно купить поддержанную машину, если без колес совсем никак. А тут речь идет о новенькой иномарке прямиком из автосалона. Тут все законно и без оформления кредита. И даже при наличии ипотеки.

Андрей Босов – учитель из села Серафимовское. Тот самый преподаватель информатики, который потратил весь грант на автомобиль. Можно было бы послушать друзей и закрыть ипотеку, но в противном случае на собственный транспорт пришлось копить еще 10 лет. А Андерей все-таки не просто учитель. Заместителю директора и сотруднику управления образования района без машины никак нельзя.

Андрей Боссов, преподаватель информатики: «Никто не запрещает выполнять параллельно работу в других образовательных организациях. То есть, да, ты обязан отработать 10 лет в этой школе. Но никто тебе не говорит, что ты не можешь пойти в другую школу и подрабатывать в ней. Никто не говорит, что ты не можешь заняться репетиторством. То есть ограничений нет».

Но все, же федеральная и региональная программы – это лишь поддержка учителей. Преодолеть дефицит кадров полностью возможно только с появлением новых специалистов. В этом случае мотивировать следует даже не студентов, а выпускников школ, считают преподаватели. Ведь ради преподавателя село или деревня готова платить за его обучение.

Салават Сагитов, ректор БГПУ: «У нас есть такое понятие как целевое обучение. Когда студент или абитуриент заключает соглашение с муниципалитетом. О том, что он направляет его на учебу, например, в педагогический университет. Он отучивается там, за него будет платить муниципалитет, и обязан по этому соглашению отработать от трех или как будет написано в договоре».

О том, что на селе нужны учителя Регина Бармасова знает не понаслышке. Сама родом из небольшого городка, где до сих пор припадает её мама. Поэтому оканчивая пятый курс педагогического университета, не задумываясь, была готова отправиться в глубинку.

Регина Бармасова, студент БГПУ: «Если будет жилье, то почему бы и нет. Работой обеспечит государство. Если будут предложения по Башкирии, то почему нет. Я заинтересована в Иглинском районе. Молодые специалисты могли бы многое детям дать благодаря своему подходу».

Способы привлечь учителей в сельскую школу не новые, но проверенные временем. Хотя возможность на этом заработать появилась, кажется, впервые за всю историю «земства».

Впервые городские учителя отправились в сельские школы в середине 19-го века при Александре II. Тогда миллионы, конечно же, никто не выдавал. Финансирование было намного скромнее. Поэтому сеять разумное, доброе, вечное отправлялись, как правило, идеалисты и бедные студенты. Позже советская власть сделает эту практику обязательной. И молодые специалисты поедут в глубинку по распределению. Такой долг Родине будет продолжаться три года, после чего можно будет вернуться обратно домой или остаться и работать дальше. Словом, все новое – хорошо забытое старое.

То, что преподаватели постараются не упустить возможность заработать миллион, можно не сомневаться. А вот получится ли их удержать в глубинке – большой вопрос. Это уже обратная сторона земского проекта. По словам преподавателей, участвуя в федеральной или в региональной программе, нет никакой гарантии, что через год другой учитель не потеряет работу. А ведь в случае досрочного прекращения контракта все деньги нужно будет вернуть государству.

Автор: Эмиль Тимашев