Летчику-испытателю из Уфы просят присвоить звание Героя России

Посадка космических кораблей в Уфе могла стать реальностью еще в 80-е годы, а космонавт из Башкирии должен был получить звезду героя. Но в историю вмешалась перестройка. Сегодня в Федерации космонавтики пытаются восстановить справедливость и ходатайствуют о присвоении звания Героя России Уралу Султанову.

Известный летчик-испытатель из Уфы работал над легендарным проектом космического корабля «Буран». Со съемочной группой телеканала БСТ он поделился удивительными подробностями своих испытаний.

Все космонавты – это, прежде всего, летчики. До полетов в космос они, конечно, большую часть своего времени проводили за штурвалами самолетов. Например, для Миг-21 использовали защитный шлем, но уже при полетах на орбиту его заменяли на гермошлем.

Гермошлем № 6 – горшок или кастрюля, как его называют летчики-испытатели. На большой высоте в случае разгерметизации самолета в этот шлем под давлением подается кислород.

Урал Султанов, заслуженный летчик-испытатель: «Когда разгерметизация произошла – из человека выходит кислород вместе с азотом, и ничего сделать не может, вдохнуть не может. И когда разговариваешь, приходится с усилием говорить. Потому что вдувают кислород в меня, а если не вдувать, то я останусь без кислорода и потеряю сознание».

Подобные ситуации не раз случались в работе Урала Султанова. Летчик-испытатель из Башкирии входил в состав легендарного отряда космонавтов, которые работали над проектом «Буран». На самолетах отрабатывали методику управления многоразовым космическим кораблем. Вспоминает, как однажды в ходе полета на высоте 20 километров у самолета лопнуло стекло пилотской кабины.

Урал Султанов, заслуженный летчик-испытатель: «Я просто ручку схватил, товарища пересилил и вертикальную скорость зашабашил. На 11 километрах отпустило. А он орет: Урал, у меня управление отказало! А я говорю: а у меня нет!».

Именно этот высотно-компенсирующий костюм тогда спас летчику жизнь. Во время разгерметизации кабины он сдавил все тело и предотвратил вкипание азота из крови. Теперь костюм хранится в музее Уфимского авиационного университета. Надеть его просят студентку Лилию Ишкинину, чтобы наглядно продемонстрировать принцип действия.

Лилия Ишкинина, магистрант второго курса Уфимского государственного авиационного университета: «Немного клаустрофобия развивается, если честно. И в таком состоянии нужно проблемы какие-то решать... Они действительно герои».

Здесь же, в музее, стоит ракетный двигатель РД-107, который в составе ракетоносителя выводил многоразовый космический корабль «Буран» на орбиту.

Сергей Каменев, доцент УГАТУ, кандидат технических наук: «Двигатель оказался настолько удачным, что он востребован и сегодня. Сегодня все ракетоносители и пилотируемые корабли выводятся с помощью этих двигателей. То есть это уникальный пример долголетия: двигатель, созданный в 50-е годы, работает до сих пор».

Это запись первого и последнего полета «Бурана» 15 ноября 1988 года. В автоматическом режиме, без пилотирования людьми, он стартовал с Байконура и, совершив два витка вокруг Земли, вернулся обратно. При этом на посадке корабль, получив данные о направлении ветра, принял самостоятельное решение развернуться и сесть не с запада на восток, как планировалось, а с востока на запад. Чем очень удивил многих участников команды.

Урал Султанов заслуженный летчик-испытатель: «Он решил, прошел и сел с "обратным стартом". Некоторые не знали об этом, думали: всё, ку-ку, он накрылся. Решение задачи посадки – то есть это признаки искусственного интеллекта? – По сути, да».

Интересно, что полоса для аварийной посадки «Бурана» была построена именно в Уфе. Инженеры рассчитали, что в случае отказа двигателей ракетоносителя на старте, сам «Буран» можно будет спасти, и расчет траектории приземления в таком случае выпадал как раз на Уфу. Эта полоса по-прежнему существует на территории современного аэропорта.

Урал Султанов, заслуженный летчик-испытатель: «В Уфе построили полосу длиной 3700 м. С целью, если начнет рассыпаться, то тогда можно было в Уфе приземлиться на «Буране». Выйти, чай попить и дальше полететь».

В 91-м году Урал Султанов должен был получить звезду героя – уже готовились необходимые документы. Но перестройка внесла свои коррективы. Проект «Буран» был заморожен. А в 2002 году на знаменитый космический корабль рухнула крыша ангара в Казахстане. Покорив космос, он погиб в забвении на Земле.

Между тем сегодня в Башкортостане работает уникальная аэрокосмическая школа имени Урала Султанова. У нее нет аналогов в России. Здесь талантливые дети со всей страны выходят на связь с МКС, встречаются с космонавтами, занимаются моделированием.

Сегодня в Федерации космонавтики пытаются восстановить справедливость и ходатайствуют о присвоении Уралу Султанову звания Героя России.

Сергей Плюхов, исполнительный директор башкортостанского отделения Федерации космонавтики России: «Сколько он сделал для нашей страны, сколько он испытал самолетов! В Башкирию приезжают Герои России – летчики – они все на этих самолетах летают и стали героями. Но они не знают, что эти самолеты ставил на крыло Урал Назибович и потерял здоровье свое».

Их называли "волчьей стаей" – по имени командира отряда Игоря Волка. Из 11 человек сегодня живы лишь четверо. Фраза "здоров как космонавт" имеет мало общего с действительностью, признается Урал Назибович. Но о деле, которому посвятил всю жизнь, он, конечно, ничуть не жалеет. И верит, что у российской космонавтики есть будущее.

Автор: Юлия Нигматуллина

;