«Хотят отобрать ребенка!»: в Башкирии бабушка пыталась купить внука у опекуна

В Туймазах опекун и бабушка не могут поделить ребенка. После смерти матери Виталия забрали приемные родители. Спустя время за мальчиком приехала бабушка из Белоруссии, сейчас она хочет забрать внука.

– Какую сумму мы вам отдадим, чтобы вы отказались от внука?

– Вы у меня хотите купить ребенка?

– Вам надо деньги.

В телефонном разговоре Людмиле Стеценко предлагают продать приемного, но ставшего уже родным сына Виталия. Семь лет назад у мальчика умерла мама. Женщина стала его опекуном. В прошлом году появились бабушка и дедушка из Белоруссии, которые теперь хотят забрать мальчика.

Просто-напросто этого ребенка хотят отобрать люди. Приехала бабушка, которая ранее не интересовалась этим ребенком, которая не интересовалась своей дочерью.

Людмила Стеценко, опекун Виталия

Виталий – особенный ребенок. В 2013 мальчику поставили несколько диагнозов: ДЦП, эпилепсия, аутизм, поражение центральной нервной системы. Ребенок не разговаривал до 5 лет. Тогда приемные родители возили его в реабилитационные центры Москвы и Санкт-Петербурга, водили на лечение и в Уфе. Сейчас мальчик не только говорит, но уже проходит дистанционное обучение. Помимо Виталия, семья Стеценко воспитывала его 12-летнюю родную сестру. Но девочка часто сбегала из дома, и в итоге ее отдали в детский дом. С августа прошлого года Анжелику забрала родная бабушка.

Первые полгода мы нормально жили. У нас были хорошие отношения, пока Стеценко полностью не оформила на нас опеку. Когда моя бабушка последний раз приезжала, Стеценко Людмила Анатольевна меня сильно избила. Ремень в ход шел, могла пнуть, таскала за волосы.

Анжелика Новикова

Родная бабушка детей – гражданка Белоруссии. Тогда женщина не могла выполнить все условия для усыновления ребенка. Ее зарплата должна была быть не ниже 50 тысяч российских рублей.

Я не могла, конечно, все эти условия выполнить. Чтоб вывести детей за рубеж, от меня затребовали по 12 квадратных метров на каждого ребенка, плюс у меня еще несовершеннолетний ребенок, ему надо было выделить, у меня на руках была свекровь лежачая, потому что свекровь – инвалид Отечественной войны.

Рамзия Сморщек, бабушка Виталия и Анжелики

После смерти матери каждый из детей стал собственником одной четвертой части двухкомнатной квартиры в городе Туймазы. В 2018 году, после продажи жилья, Анжелике приобрели однокомнатную квартиру, а оставшуюся сумму перевели на счет мальчика. Виталию должны были купить квартиру.

Но в итоге Стеценко Людмила Анатольевна не приобрела ребенку жилье. Получив эти средства, она использовала их в личных целях.

Федор Блохин

Жилищные условия мальчика улучшили. Оказалось, у Виталия есть личная комната. Ее оформили по договору дарения. Здесь он занимается с учителями. Несмотря на это, отдел опеки и попечительства обратился в суд.

Да, действительно, такое исковое заявление в производстве суда имеется. Поскольку отдел опеки считает, что ответчик при приобретении жилья нарушил права подопечного, окончательное решение по данном делу еще не принято. В настоящее время вопрос об отобрании ребенка и передаче третьим лицам не рассматривался.

Гульназ Кильдиярова, начальник отдела опеки и попечительства Управления образования Туймазинского района

Семья Стеценко по решению суда должна перечислить на счет ребенка полмиллиона рублей. Подаренные квадратные метры остаются в собственности мальчика. Когда решится конфликт, неизвестно. А пока дети будут продолжать жить у прежних опекунов.

Автор: Айгуль Резяпова