Спасённые жизни и мнимые нуждающиеся: волонтёры Башкирии рассказали всю правду о своей работе

Волонтеры – кто они? И почему чужие проблемы для них важнее собственных? Специальный репортаж о том, как смертельный вирус повлек за собой еще один – вирус доброты.

Едва оказавшись на пороге этой комнаты в коммуналке, волонтеры теряют дар речи. В постели сильно истощенный пожилой мужчина, абсолютно слепой. На ощупь перебирая привезенные продукты, он признается, что не ел уже несколько дней.

Александр Валицкий после развода с супругой живет один. Передвигается с трудом, в туалет ходит здесь же, в комнате. В помещении антисанитария, от зловонного запаха перехватывает дыхание. И если раньше бывшая жена иногда навещала инвалида, то в период карантина по коронавирусу мужчина оказался на грани между жизнью и смертью. Волонтеры успели вовремя.

Когда дверь открыли, мы, наверное, секунд 5 стояли, мы ничего не могли сказать. Там мусор везде, он там исхудал, там уже кахексия, наверное. Ситуация очень тяжелая была, человек действительно не мог встать с кровати, еды у него не было никакой, неизвестно, чем бы это могло закончиться.

Оскар Лютов, и.о. руководителя «Молодой гвардии Единой России» по Республике Башкортостан

Чем это могло закончиться, рассказывает история другого одинокого пенсионера по имени Хатиб. В период самоизоляции его также крайне истощенного нашли лежащим на полу. Мужчину, тело которого поедали опарыши, госпитализировали, но, к сожалению, спасти его не удалось. Дед Хатиб, как его начали называть в соцсетях, скончался через несколько дней.

А это видео в самый разгар пандемии записала мама 18-летней Лизы. У девушки тяжелая форма ДЦП. Сегодня они впервые за два месяца вышли на улицу. Все это время мать-одиночка Альфия Гайфуллина не могла выйти даже в магазин за продуктами, понимая, что вирус может стать для дочери смертельным. Интеллект Лизы сохранен: она читает, печатает на специальной клавиатуре, но физически полностью зависит от матери, не может самостоятельно пить, есть, а в медицинской маске начинает задыхаться.

Она дышит ртом постоянно, у нее стенозы, верхние дыхательные пути страдают, иммунитет слабый. Я  человек ухаживающий, я не могу – в дом принести эту инфекцию. Вот если вдруг что-то случится, она без меня никак, и я без нее – мы неразделимое целое.

Альфия Гайфуллина

И эту ситуацию тоже спасли добровольцы, которые сначала привезли семье продукты, а затем, увидев, что положение близко к критическому, на собственные средства купили подгузники, пеленки и детское питание. Теперь стараются навещать семью регулярно, и даже планируют вывезти Лизу на отдых.

В связи с этой всей ситуацией я была в панике, в страхе! Благодаря только волонтерам мы выдохнули! Обеспечили вообще, кажется на все лето. Я в шоке была! Такая помощь вдруг враз. Это целое движение – низкий поклон волонтерам! Спасибо огромное!

Альфия Гайфуллина

При этом все, что делают волонтеры, они чаще всего не предают огласке, и даже об этой истории мы убедили их рассказать не сразу. Александр Стовбчатый – руководитель некоммерческой организации, в общественной работе уже больше 10 лет. И говорит, на этот раз тоже не смог остаться в стороне. Но честно признается: так было не всегда.

Были в моей жизни ошибки определенные. И в 2008 году у меня произошла ситуация, когда я пересмотрел духовный аспект жизни. И я сегодня не эгоцентрик больше. Я живу в формате отдачи, потому что (хотя это не мой лозунг, но он важен) «я сохраняю то, что имею, лишь отдавая!» Для меня это важно.

Александр Стовбчатый, волонтёр, председатель АНО «Актау»

Ярослава – девятиклассница. Как и всем школьникам, в этот период ей пришлось осваивать все «прелести» дистанционного обучения. Но в это же время девочка решила помогать другим. Вместе с мотоклубом «Ночные волки» присоединилась к волонтерскому движению. С апреля по весеннему бездорожью на мотоциклах развозили по 100 продуктовых пакетов в день. Продолжают помогать и сейчас.

По словам байкеров, в тяжелом положении оказались даже те, кого прежде можно было отнести к семьям со средним достатком. Отчаяние людей, оставшихся без работы, больше всего поразило 16-летнюю школьницу.

Иногда приезжаешь, люди спрашивают, можем ли мы, волонтеры, дать им работу. И вот к ним проникаешься больше всего. Потому что люди что-то пытаются сделать с этим положением.

Ярослава Абрамишвили, волонтёр

Самое яркое впечатление у меня оставила отзывчивость людей, готовность и желание помочь. Я очень люблю наш народ, я в него верю!

Семён Кулагин, волонтёр

Но вот парадокс, говорят волонтеры: те, кто действительно нуждается в помощи, зачастую стыдятся о ней просить. Зато те, кто лишь формально числится в списке малоимущих, а по факту имеет неофициальный доход, первыми требуют эту помощь.

Одно дело, ты приезжаешь к бабушке в разрушенную избушку, а другое дело, ты приезжаешь в особняк, там стоят иномарки, выходят состоятельные люди, говорят спасибо, берут эти коробки... Ну я не знаю... Для меня это было непонятно...

Александр Стовбчатый, волонтёр

Те люди, которые реально и остро нуждаются, когда волонтеры им привозят продукты, у них удивление и стеснение, и от них были только слова благодарности. А вот те, кто просто числятся как нуждающиеся, а фактически не нуждаются, они не поленились сюда на джипах приехать – за сахаром, потому что у них порванный был... Ну это не надо, наверное, говорить....

Альберт Хасанов, руководитель колл-центра волонтёрского штаба Туймазинского района Республики Башкортостан

Есть люди, которые считают, что раз им сказали сидеть дома, то по определению им кто-то что-то должен. Часто возникает такая ассоциация, что мы равно власть, а власть равно обязаны. Поэтому и к нам обращаются: «Вы обязаны нам приносить продуктовые наборы, даже если мы не особо в этом нуждаемся».

Оскар Лютов, и.о. руководителя «Молодой гвардии Единой России» по Республике Башкортостан

Продуктовые наборы, которые добровольцы разносят по домам, приобретаются на благотворительные средства. В волонтерском штабе Туймазинского района поясняют: их жертвуют предприниматели, общественники, а зачастую самые обычные жители города.

В нескольких туймазинских супермаркетах установлены вот такие ящики, называются «корзины доброты». В них любой желающий может положить продукты, которые затем волонтеры передадут нуждающимся семьям. Этот проект существует в городе уже несколько лет. И в среднем такой ящик наполняется за месяц. Но вот интересный факт: в период распространения коронавируса «корзины доброты» начали наполняться в два раза быстрее.

И здесь еще один парадокс: помочь нуждающимся в первую очередь стараются те, кто и сам знает, что такое нужда.

Вот уже 25 лет каждое утро она открывает эту маленькую церковь, которую строила своими руками. Валентине Арефьевой 85, и она удивляет своей неиссякаемой жизненной энергией. Зимой она сама чистит снег во дворе храма, летом подметает, переносит тяжелые скамейки (при этом категорически запрещает себе помогать), а еще кормит местную собаку-охранницу.

Значение слова «нужда» Валентина Николаевна узнала в 6-летнем возрасте в блокадном Ленинграде. В осажденном городе они с матерью и младшей сестрой прожили почти год.

А знаете, как страшно было? Кушали людей, кушали собак. А мама молодая была. Придешь на рынок – показывают красивые туфли, ей тоже охота ведь. Покажут один. – А где второй? – Пойдем, покажу дома. А домой зайдешь, а оттуда не знай, выйдешь или нет.  У нас мама сиротой выросла, она нас воспитала терпению. Поэтому я всю жизнь вот такая.

Валентина Арефьева, волонтер «серебряного» возраста

В Башкирию семью эвакуировали в 42-м, об этом до сих пор напоминает полуистлевший посадочный талон, по которому дети получали питание в поезде. С тех пор город Туймазы стал для Валентины Николаевны родным. В самый пик пандемии коронавируса, когда жителям запретили выходить из дома, Валентина Николаевна украдкой пришла в волонтерский штаб и отдала свою пенсию на покупку продуктовых наборов.

Я просто деньги взяла и пошла. Меня еще не пускают... Я от души дала, от души. Детям. Жалко их. У некоторых родители пьют, поэтому дети у них нищие.

Валентина Арефьева, волонтер «серебряного» возраста

Она вообще, если честно, до сих пор на меня немножко обижается. Она мне строго-настрого наказала: никому и нигде не говорить. Она на самом деле бескорыстный человек! Ее поступок стал примером для других.

Альберт Хасанов, руководитель колл-центра волонтерского штаба Туймазинского района Республики Башкортостан

Я ему сказала: «Альберт, никуда не пиши, ни в газеты, никуда!» А он меня на весь Советский Союз прославил. Теперь все знают, что мне 85 лет! Мне Бог, наверное, силы дает. Люди добрые дают. Я не знаю: или я людей люблю или люди меня так любят!

Валентина Арефьева, волонтер «серебряного» возраста

Валентина Николаевна вырастила троих детей, сейчас они живут в Петербурге и Калининграде, но из-за карантина не смогли приехать на юбилей мамы.

Все время, пока действовал режим самоизоляции, в волонтерских штабах работали психологи. В эти дни поступал шквал звонков – от родителей, которые оказались вместе с детьми в четырех стенах. Недостаток движения, общения у многих вызывал серьезный стресс.

Дети не могут есть, тики, заикание. У родителей были конфликты во взаимоотношениях друг с другом, потому что совместно находиться длительное время – это как в космос полететь.

Эмма Кадырова, психолог

Звонили и люди, которые испытывали панические атаки, понимая, что заболевают. Но все это меркнет по сравнению с тем, что пришлось испытать врачам в самом эпицентре этой войны с вирусом. Десятки смертей, ежедневный риск и необходимость, преодолевая страх, выполнять свою работу. Многие из медиков сейчас сами на больничных койках.

Помочь врачам вызвалась группа людей, которые называют себя «Мейкеры против Covid-19». На 3D- принтерах они печатают элементы защитных масок для медиков абсолютно бесплатно.

Обычные маски для подводного плавания мы приспосабливаем для того, чтобы врачи могли защитить себя и свои легкие от попадания вирусных частиц.

Александр Улитин, координатор движения «Мейкеры против Covid-19» по Республике Башкортостан

Ильдар Гатауллин прежде занимался изготовлением национальных украшений и костюмов, но в этот период бросил все и несколько суток без сна делал защитные элементы. Говорит: ведь если это поможет сохранить здоровье хотя бы одного врача, он, в свою очередь, спасет сотни жизней. На покупку материалов пожертвовали деньги многие жители республики, в том числе и сам Ильдар. Показывает пустые катушки от пластика, которые называют патронами.

Это патроны. То есть это сейчас похоже на войну. Так как надо снабдить врачей средствами защиты. Зачастую люди не спят и делают. Мы работаем сутками. У меня аллергия на пластик, ПВА, ночью не мог уснуть – сопли, горло першит, но ничего, живу.

Ильдар Гатауллин, участник движения «Мейкеры против Covid-19» по Республике Башкортостан

Но поразило волонтеров то, что испытывая необходимость в средствах защиты, многие врачи боялись говорить об этом открыто, и передавать им визоры и маски приходилось иногда в условиях конспирации.

Это первоочередная проблема, что врачи боятся брать средства защиты, боятся огласки, что у них чего-то не хватает.

Александр Улитин, координатор движения «Мейкеры против Covid-19» по Республике Башкортостан

В меню сегодня – плов с курицей и салат. Здесь обедают бездомные, бомжи. Группа добровольцев даже в период пандемии кормит их дважды в неделю. Они уверены: без крова по разным причинам может остаться каждый, и потому таким людям тоже нужна помощь. Загафуран Саитгалин, например, бывший педагог, учитель математики. Но после ссоры с женой вот уже несколько месяцев живет в ночлежках.

Я ушел, потерял ключи, и вот теперь не могу попасть обратно. Женщины – такой сложный народ. Не зря Александр Сергеевич Пушкин написал сказку о золотой рыбке, он гений, понял психологию женщины.

Загафуран Саитгалин, бездомный

Их обходят стороной. Как будто эти люди прокаженные, не наши. А по сути, люди такие же. Мы с ними общаемся – такие же. Просто разные ситуации бывают. Поддерживаем, иногда с жильем помогаем, работой.

Артур Дашкин, волонтер АНО СП «Центр»

Сейчас эти молодые ребята мечтают открыть социальную столовую, где смогут обедать пенсионеры, многодетные семьи и все, кто в этом нуждается. Снимая этот репортаж, мы спрашивали волонтеров об их внутренней личной мотивации. Почему бескорыстное желание помочь в это непростое время оказалось сильнее страха?

Я хочу помочь – я иду и помогаю. – Почему ты хочешь помочь? Зачем тебе это? – Потому что кому-то это нужно.

Волонтер – это тот, кто смотрит дальше своего носа и понимает, что все мы зависим друг от друга и все мы должны помогать друг другу в тяжелой ситуации.

Через 30-40 лет мои внуки спросят, что ты делал в этот период. А этот период, безусловно, войдет в нашу историю. Я отвечу, что я помогал людям.