«Не плодить «партизанские» полёты»: каковы состояние и перспективы авиации Башкирии?

Авиация Башкирии – это 38 взлетно-посадочных полос, включенных в статус аэродромов. В прошлом веке все они активно использовались. Но вот в каком состоянии они сейчас и, самое главное, сажают ли там самолеты до сих пор, можно только догадываться. Мы попытались увидеть всё своими глазами.

Мы на аэродроме «Первушино». На часах 6 утра. Солнце только поднимается. Люди в городах еще спят, а наши сегодняшние герои уже давно на ногах. И, как вы успели догадаться, все эти совпадения не случайны. Сегодня речь пойдет про башкирскую авиацию. Программа минимум – оценить «взлётку» и здание аэровокзала. И так, наш маршрут Уфа-Белорецк-Старосубхангулово-Стерлитамак-Уфа. Общая протяженность пути – около 600 километров.

До взлёта остались считанные минуты. И опоздания, даже в малой авиации, не допускаются ни в коем случае.  Здесь с этим строго. Во-первых, это отлаженная система взаимодействия пилотов, диспетчеров и крупных аэропортов. Во-вторых, наш пилот – президент Федерации авиации общего назначения Сергей Минигулов.  Человек, который к авиационным правилам относится, мягко говоря, очень трепетно. И что самое главное, этого же требует от других лётчиков.

Наша команда – это Сергей Минигулов, ведущий пилот, и Василий Дементьев, ведомый. Оба  самолета уже готовы к вылету. Но контрольный осмотр на взлётном поле – дело обязательное. Что-то вроде обычая «посидеть на дорожку». Только потом пилоты подают свою самую знаменитую команду.

Кстати, вы уже наверно обратили внимание, что взлетно-посадочная полоса аэродрома «Первушино» грунтовая. И это не случайно. Во-первых, это экономично – не требует ремонта. А во-вторых, для местного учебного центра, где учатся будущие лётчики, такое покрытие идеальное. Единственное, что необходимо – это время от времени косить траву.

Уфа с высоты 250 метров. На языке летчиков – самый нижний эшелон. Отсюда можно разглядеть телебашню и Бельский мост, но город нам показывают неспроста. Просто выше подняться пока не можем. Воздушное пространство под Уфой контролирует международный аэропорт. Но, даже покинув особую зону, придется преодолевать естественный барьер.

Сразу скажем, что за исключением этой облачности погода на всем маршруте была идеальная. На языке пилотов «миллион на миллион». Когда видимость больше 10 километров. Лететь при таких условиях – одно удовольствие. Скорость 170 километров в час, высота около километра и потрясающий вид из кабины. Даже не заметали, как всего за час долетели до Белорецка.

Кстати, белорецкая взлетно-посадочная полоса считается самой лучшей в республике. Если говорить о легкомоторной авиации. И это с учетом того, что аэродром заброшен с начала 2000-х.

Мягкая посадка и рулёжка до здания аэровокзала. Точнее то, что от него осталось, но, не доезжая, замечаем группу встречающих. Оказалось, что на взлетно-посадочной полосе глава администрации Белорецка Андрей Иванюта. Как говорится, встреча без галстуков. Но разговоры почти сразу о деле.

В это время Сергей Дементьев занят самолетом. Стоянка будет долгая, а погода жаркая. Спасает вот такая обычная автомобильная шторка. Кстати, с такой же заслонкой молодые лётчики отрабатывают навыки полета при нулевой видимости.

Ну а теперь самое интересное – здание аэровокзала. Сказать, что оно заброшено – ничего не сказать. Внутри остались лишь бетонные стены, то, что не смогли унести.

Сейчас можно только догадываться, что было в этих кабинетах. Возможно, здесь была касса, здесь бухгалтерия, вот буфет, а это зал ожидания. Не исключено, что пассажиры, глядя в эти окна, смотрели, как садятся и взлетают самолеты. Но единственное, что здесь напоминает об аэровокзале, вот эта мозаика. Как она вообще сохранилась, непонятно. Словно артефакт древней цивилизации. И при этом в Белорецке не теряют надежду отремонтировать аэровокзал. Нужен только хороший инвестор. В то же время Сергей Минигулов считает, что вместо реставрации полуразрушенного здания нужно развивать саму отрасль авиации. Ведь самое главное уже есть – взлетно-посадочная полоса. 

Нужен хозяин, который будет понимать, какие виды деятельности будут доходными, какие – рекламными, какие – социальными. Ничто не мешает иметь здесь местный аэроклуб, но нужно, чтобы он был легальным. Нужно не плодить какие-то «партизанские» полеты, а нужно, чтобы люди летали в правовом поле.

Сергей Минигулов, президент Федерации авиации общего назначения

Андрей Иванюта видит развитие авиации в создании планерной школы. То есть обучении будущих пилотов с самого детства.

Хотелось бы, чтобы дети могли с ранних лет тренироваться и смотреть в будущее, как летчики.

Андрей Иванюта, глава администрации Белорецка

Сергей Рыжков собрал этот летательный аппарат своими руками. До первого теста в небе еще далеко, но сама сборка, кажется, идет к финалу. Не терпится, конечно, подняться в воздух, но торопиться нельзя. Цена ошибки слишком высока. Да и потом, в Белорецке не так много лётчиков. А Сергей одним своим конструкторским бюро доказывает, что авиация в Белорецке еще жива.

Любители авиации – профессионалы, оставшиеся с Советского Союза, потому что никакой подготовительной школы пока нет. Все это было, но закрылось со временем.

Сергей Рыжков, летчик-любитель

В целом аэродром Белорецка оставил приятные впечатления. За исключением аэровокзала, конечно. Лётчики есть, за взлетно-посадочной полосой следят. В целом неплохо. Интересно, что нас ждет на следующем аэродроме.

Погода исключительно благоприятная. Чистое и ясное небо. Это значит, что до Бурзянского района долетим примерно за полчаса. А чем можно занять это время, как не разговорами. Тем более что выяснился один очень интересный факт про Сергея. Оказывается, что бывший следователь по особо важным делам и лётчик в третьем поколении однажды встречался с Александром Покрышкиным – легендарным лётчиком-асом.

А мы тем временем подлетаем к аэродрому. Сверху всё выглядит очень живописно. Повсюду зелень, река, горы и взлетно-посадочная полоса на возвышенности. Красота.

Сразу после посадки Сергей Минигулов делится впечатлениями от взлетно-посадочной полосы. Прямо скажем, сильно уступающей белорецкой.

В Бурзяне нас ждет плотная программа. Можно сказать, туристическая, так как пилотов можно заманить в такие места лишь чем то необычным. Но это потом. Первым делом нужно посетить местный аэродром.

Преодолев все заборы, нам всё-таки удалось выйти к главному входу. И тут же нас встречает местный сторож Ахсан Хасанов. Оказалось, что здание аэровокзала сейчас – что-то вроде общежития. Но постояльцев застать не удалось. Зато получилось побывать в диспетчерской вышке.

Теперь о туризме. По словам Сергея Минигулова, лётчики в России и за рубежом очень любят путешествовать. И такие места, как пещера Шульган-Таш, например, очень популярные. А это значит, что развивая туризм в Башкирии, будет развиваться и малая авиация… Ну а до тех пор заброшенные аэродромы будут использованы для других целей.

Завершая наше путешествие, отправляемся в Стерлитамак. Тут же нашлись провожатые – табун лошадей. Бурзянский аэродром порадовал меньше белорецкого. За взлетно-посадочной полосой, видимо, никто не следит. А вот здание аэровокзала еще целое. Хоть и отдано под общежитие.

На подлете  к Стерлитамаку первыми нас встречают шиханы. Действительно, большое видится на расстоянии. И вид из кабины самолета подходит лучше всего.  Кстати, местный аэровокзал нам показался тоже достаточно интересным. При близком рассмотрении оказалось, что в здании даже окна целы.

Стерлитамакский аэродром не удивил. Да, намного лучше, чем в Белорецке, больше артефактов, но на этом всё. По сути, здание необходимо лишь для одного кукурузника.

Но в целом взлетно-посадочная полоса и здание еще пригодны. По крайней мере, тут вы сможете приземлиться и найти людей, которые имеют отношение к авиации. Но сколько нужно времени, чтобы этот и другие аэродромы стали бесполезны. Мы показали лишь несколько мест, но и этого достаточно, чтобы понять, что авиация в республике еще жива. И чтобы развить её, нужны не только пилоты и механики.