«Я не даун, я – Александра»: истории особенных людей из Башкирии

«Я не даун, я – Александра»: истории особенных людей из Башкирии https://bash.news/news/111163_ya_ne_daun_ya_aleksandra_istorii_osobennyx_lyudej_iz_bashkirii/

Своеобразным смыслом и философией наделен каждый её эскиз. В одежде она видит не кусок ткани, а способ самовыражения. Скоро её работы сойдут со страниц бумаги и лягут на плечи моделей. По Сашиным эскизам уже шьют коллекцию одежды и готовят модный показ. Особое платье она уже подготовила и для себя. Цвет выбран не случайно. Таких как Саша называют "солнечными людьми". Но лишь они доподлинно знают, сколько боли стоит за этим эпитетом.

«Я сделала глаза, брови и реснички и слезы. Меня не понимают, меня не принимают, какая я есть. Вот это платье и говорит это».

Александра Урванцева

От пренебрежения до откровенного издевательства – она испытала всё. Косые взгляды в автобусе, смешки не за спиной, а в глаза...

«Когда лежала в больнице, меня называли "даун". А я не даун, я –Александра. Был такой Джош Даун, который открыл это. Его имя носит. Они думают, я тупая. Не могу сказать, извиняюсь».

Александра Урванцева

Она каждый день старается доказывать обратное. Что она может то же, что и другие. Мыловарением смогла заработать на поездку на море, примерила на себе роль модели, ходила по подиуму. А вскоре будет премьера спектакля, где Саша играет главную роль. И, к счастью, в её жизни добрых людей куда больше. Ее близкий друг Дмитрий Соколов из «Уральских пельменей» навещает ее каждый раз, когда приезжает в Уфу, а она может позвонить ему в любой момент.

«Когда какой-то успех у Александры на сцене, вот эти аплодисменты, победы, у меня всегда слезы на глазах. И почему-то в голову сразу врезаются слова врачей при рождении Александры, что ребенок будет овощем, он не будет вас узнавать, что он не будет говорить. Он может быть даже не будет не то, что ходить, сидеть не сможет. Так и хочется сказать: посмотрите, каких успехов добился этот овощ!».

Наталья Урванцева

И в погоне за этим желание – быть как все – она незаметно добивается обратного. Делает шаг из общей шеренги и становится лучше тех, кто не хочет ее принимать и видеть наравне с собой.

«Я не даун, я – Александра»: истории особенных людей из Башкирии

Глаза выполняют функцию рук. Когда в 16 лет спинально-мышечная атрофия лишила его возможности двигать конечностями, он решил найти другой способ пользоваться компьютером. На мониторе специальное считывающее устройство. Движение глаз – перемещение курсора, моргание – клик. Но на то, чтобы перестроиться понадобилось много времени и сил.

«Глаза у меня были постоянно красные, как будто ветер дует без остановки. То есть это очень тяжело, и когда тебе необходимо концентрироваться, уже не на всю область экрана. Например, ты подвинул мышку в бок, а при этом ты смотришь влево. Мышка двигается вместе с взглядом твоим».

Александр Захаров

«Я не даун, я – Александра»: истории особенных людей из Башкирии

Он не любит слово «инвалид», и просит так себя не называть. Потому что не является им, говорит Алекс. Парень старается жить полноценной жизнью. Он занимается программированием, получает образование, а недавно ему поступило предложение о работе. Алекс живет отдельно от родителей. Рядом всегда лучший друг, с которым вместе с пяти лет. Этим летом Саша и Дима стали героями выставки о людях с необычной внешностью, организованной уфимским фотографом. Цель проекта – показать, что деформированное тело может выглядеть эстетично.

А не так давно Алекс нашел свою любовь. В интернете познакомился с девушкой, а та на встречу пришла с подругой Дианой.

«Я ко всем отношусь наравне. Со всеми так общаюсь. У меня нет такого, даже взять Алекса, у меня не было такого: «вау, это инвалид, как с ним общаться?». Просто человек обычный».

Диана Митясова

«Мы хотим семью, свою семью. Так как у меня могут быть здоровые дети, и они будут здоровые. Мы планируем это на будущее».

Александр Захаров

О будущем он задумывается часто. И представляет себя через несколько лет не в локациях России. Не потому что не любит Родину, а просто понимает, что есть страны, где он будет более счастлив, чем здесь, говорит Алекс, где для таких как он есть больше возможностей, где отношение окружающих другое.

«Я не даун, я – Александра»: истории особенных людей из Башкирии

«Я люблю ее в своем роде, потому что здесь есть люди, которых я люблю. А вся эта инфраструктура, весь этот социум, который не то что не признает нас, нас признают полностью. Но хотят ли нас услышать? Не факт. Был один случай: нам помогали подниматься в подъезде и говорят: «Так классно, что я тебя поднял, карму почистилась моя». Я осознал тот факт, что многие это делают потому, что хотят почистить карму. Я хочу быть полезным обществу не потому что я инвалид, а потому что я могу это делать».

Александр Захаров

«Уник-арт» – говорящее название хэнд-мейд магазина Гульнары. Здесь уникально всё – от изделий до авторов. Они творят вопреки. Иногда совершенно необъяснимые вещи. Как, например, эти картины. Слепой художник из Белебея изображает на холсте то, что сам в полной мере уже никогда не сможет увидеть.

«Как правило, все мастера с инвалидностью, не имея возможности выходить, не имея возможности реализовывать себя, делают это через творчество. Это вот самое главное – не замыкаться в себе, а давать волю себе, своему воображению, творчеству. Как раз миссия «Уник-арт» заключается в том, чтобы давать возможность выйти на рынок, представить себя».

Гульнара Нафикова, владелица магазина «Уник-арт»

Дать шанс людям с ограниченными возможностями работать и реализовать себя – этому Гульнара посвятила свою жизнь. Трудоустройством инвалидов она занимается почти 15 лет. А в 2010 году, поняв, что каждый третий, заточенный диагнозом в свои четыре стены, занимается творчеством, решила создать проект, который поможет им не только творить, но и зарабатывать. У магазина есть постоянные клиенты и порядка 60 мастеров. Они не просят помочь финансово, они просят поддержать заказами. Готовы работать, был бы спрос. Но нередко к их издельям относятся неоднозначно.

«Я не даун, я – Александра»: истории особенных людей из Башкирии

«Когда мы говорим, что это изделие сделано мастером с такими-то ограничениями, бывает так, что люди просто уходят. Люди не понимают. У нас у всех есть установки, у нас у всех есть какие-то внутренние ограничения, которые не дают положительного момента. Если это человек с инвалидностью, значит у него аура плохая».

Гульнара Нафикова, владелица магазина «Уник-арт»

Если бы только они знали, говорит Гульнара, сколько любви и тепла их мастера вкладывают в эти блокноты с точечной росписью, украшения, выполненные в авторской техники, вязаные игрушки, тряпичные куклы, деревянные календари, ключницы... И всё это только подзаряжает, дает силы, рассказывает Анна, в магазине она работает с самого его открытия.

У неё абсолютный слух, но почти полностью отсутствует зрение. Лишь изредка Ляйсан может разглядеть силуэты. В семь лет она поступила в интернат для незрячих. Там и начиналась ее карьера. Музыка для 26-летней девушки, незрячей с рождения, словно восполнение эмоций, картины мира, которую она никогда не увидит глазами.

«Я не даун, я – Александра»: истории особенных людей из Башкирии

«Как я себя помню: сидела и пела на перемене. Не было никакого стеснения ,я просто могла петь на весь класс. С помощью музыки мы получаем и печальные, и радостные эмоции. Это тоже закаляет».

Ляйсан Нурыева

Из-за проблем со зрением у Ляйсан развился абсолютный слух, говорит ее педагог Лилия Литвинова. Но в тоже время незрячесть мешает петь девушке.

«Я думаю: что-то не так. У нее напряжение немного, я поняла, что нужно разжимать».

Лилия Литвинова

Сейчас Ляйсан получает параллельно два образования – в БГПУ и Училище искусств. Мечтает стать учителем музыки. Но ее талант уже давно вышел за рамки учебных классов. Не так давно она дебютировала на большой сцене. Вместе с еще пятью лауреатами конкурса «Башкорт йыры» репетировала выступление под руководством дирижера Большого театра.

Сейчас Ляйсан занимается с педагогом Лилией Литвиновой. Кажется, что судьба свела их неслучайно. Так получилось, что у преподавателя эстрадно-джазового вокала любыми музыкантами всегда были слепые исполнители – Стиви Уандер, Рэй Чарльз. А тут Ляйсан – она как никто другой сможет прочувствовать их репертуар, решила педагог.

«У нас же был гениальный композитор – Салават Низамутдинов. Мы его называли башкирский Уандер. Когда Ляйсан ко мне привели, я подумала, что они друг друга поймут. Я сказала: послушай, именно ты должна петь песни Салавата Низамутдинова».

Лилия Литвинова

Его философия – смотреть так, как не смотрят другие, видеть то, что не получается у остальных. Чтобы потом им же это и показать, но своими глазами, через объектив фотоаппарата. 15 лет назад Маргиз оказался в инвалидной коляске. 21-летний парень получил травму на работе. Тогда и вспомнил, как в детстве с отцом увлекались фотографией. Это стало его новым смыслом жизни, а коляска, шутит парень, в этом деле даже плюс.

«Я не даун, я – Александра»: истории особенных людей из Башкирии

«Моя инвалидность мне не мешает. Она даже дает преимущество перед другими фотографами. Иногда надо приседать, а мне даже приседать не нужно».

Маргиз Сафаров

Его любимое место фотоохоты – родной город Агидель. Недавно работы Маргиза увидели уфимцы на выставке «Люди с неограниченными возможностями».

«Фотография дает мне повод лишний раз выйти на улицу, поискать интересные места, посмотреть под ноги. Инвалидное кресло – это другой взгляд на жизнь, показывает мир, что он немного под другим градусом, немного интереснее».

Маргиз Сафаров

В день нашей встречи в Агидели Маргиз закончил свою очередную работу «Времена года». На протяжении полугода он приходил в городской парк и фотографировал одну и ту же аллею, чтобы соединить это всё воедино. Здесь главное – наличие свободного времени и терпения, говорит Маргиз, а его хватает. Он живет на пенсию по инвалидности, а когда есть возможность, местные фотографы отдают ему свои заказы. Хоть какая-то возможность подработки. Сейчас Маргиз мечтает о новом фотоаппарате. В последнее время он увлекся макросъемке.

«Я не даун, я – Александра»: истории особенных людей из Башкирии

«Философия моя заключается в том, чтобы смотреть как можно глубже».

Маргиз Сафаров

Он не способен сидеть безвылазно дома. Желание показать людям мир таким, каким он видит его, дает Маргизу силы и смысл.

Если Маргиз видит мир через объектив своего фотоаппарата, то Ляйсан – через музыку и пение. Она не опускает руки, собранная, целеустремленная, точно знает чего хочет, и уверена, что это непременно сбудется.

Но и им естественно, несмотря ни на что, нужна поддержка. И иногда она приходит от таких же, как и они – кто не понаслышке знает об их страхах, переживаниях и мечтах. И вроде помогать должны им, но люди с ОВЗ сами зачастую готовы отдать всем свои силы на поддержку других.

«Я не даун, я – Александра»: истории особенных людей из Башкирии

И очень часто им приходится бороться за то, чтобы быть понятыми. Как это делает Саша. Чтобы люди видели: она такая же, как они. И в погоне за этим желание быть как все, она незаметно добивается обратного. Делает шаг из общей шеренги и становится лучше тех, кто не хочет ее принимать и видеть наравне с собой.

Автор: Анастасия Ильчибаева

«Я не даун, я – Александра»: истории особенных людей из Башкирии

  • БСТ
БСТ
Новости партнеров
Афиши территория роста