Медики Уфы назвали самое сложное в работе с больными коронавирусом

Республиканская клиническая больница больше не принимает пациентов с коронавирусом. На базе РКБ заканчивает работу ковид-госпиталя. Больница теперь работает только на выписку. Медучреждение собирается перейти на привычный режим работы. Частично это уже происходит. Полностью РКБ войдет в штатный график после того, как будут выписаны все пациенты с COVID-19 и обработаны и приведены в порядок помещения госпиталя.

Этого момента одинаково ждут и пациенты и врачи. Для первых он означает возвращение домой, для вторых – лишь маленький шаг к этому и еще одна личная победа над коронавирусом. Эльмира Асылбаева здесь уже больше трёх недель. Поступила в состоянии средней тяжести.

Прям так рада, что выздоровела. Когда мне сказали, что у меня пришли анализы отрицательные, я была очень рада, что выздоровела. Переживала поначалу за своё состояние, потом успокоилась благодаря сотрудникам. Благодаря тому, что они с чутким вниманием относились. Только их глаза, чутки, добрые.

Эльмира Асылбаева

По глазам и по голосу узнаёт и заведующую Гульназ Грицаенко, и лечащего врача Элеонору Салихову. Последние напутствия перед выпиской. Впереди две недели самоизоляции и ведение чек-листа, где нужно указывать отсутствие или появление симптомов. В случае чего оповестить терапевта. Пациентов медики провожают до выхода.

И это не дежурные пожелания. За это время они уже успевают перейти с пациентами на ты. Сроднились. Тут сотрудники больницы не только в роли медиков, но и в роли родственников, которые их не могут посещать. Зайдут, приободрят, поддержат добрым словом.

О том, что нужно пациентам, она знает не понаслышке. Так получилось, что Гульназ Адиповна была в числе тех врачей РКБ, кто заболел коронавирусом. Она была в первой вахте среди закрытых в больнице медиков, затем уже пациенткой инфекционной больницы и, наконец, мамой болеющего ребенка. Дочь заразилась от неё, когда о своем диагнозе Гульназ Грицаенко не знала, как и остальные врачи. И, наверное, тяжелее всего давалась третья роль. Теперь всё это опыт.

Опыт помогает понимать пациентов с разных сторон, понимать их проблемы, проблемы докторов, которые с ними работают.

Гульназ Грицаенко

А так звучит реанимация. Гул и писк аппаратуры и еле слышное тяжелое дыхание пациентов на ИВЛ. Отсюда больных выпускают не так часто, говорят медики. Но сегодня как раз тот самый счастливый момент. Пациентку, которая была доставлена в тяжелом состоянии и подключена к ИВЛ, переводят в палату. Появились улучшения.

Очень было тяжело, когда было дыхание закрыто. Не могла дышать, не могла даже 20 метров пройти. Была надежда, надежда на наших врачей. У них такие умные, светлые глаза, четкие руки. Я была вся в надежде. Спасибо им большое, я очень благодарна.

Файруза Нафикова

Файрузе Нафиковой 65 лет. Четверть века она страдает сахарным диабетом, это и стало одной из причин тяжелой формы болезни. За ее жизнь врачи боролись. И чтобы сказать эти слова по телефону, медикам пришлось попотеть – в прямом и переносном смысле.

- Здравствуйте, реанимация. Мы переводим пациентку Нафикову на лежачей каталке, приезжайте.

Можно сказать, что ради таких моментов и работают реаниматологи. Пациентку сейчас перевели из отделения реанимации в обычную палату. Это ещё не выписка, лечение женщина продолжит, но её жизни уже ничего не угрожает.

В реанимации в основном лежат пациенты старше 45, но сюда попадали и молодые ребята, говорят врачи. За такими больными нужно следить круглосуточно. Иногда как маленьких детей кормить с ложечки.

Забота это то, что необходимо им как лекарство. Эта бабушка в больнице уже почти месяц. Последние дни пытается самостоятельно кушать. Своим пациентам врачи РКБ помогают не только как медики, но и как доноры. Многие из них сами переболели ковидом.

Пациенты были абсолютно безнадёжны. На фоне тех рекомендаций, которые мы выполняли. Это и плазма с антителами, которую сдавали наши же сотрудники. На этом фоне пациенты оживали буквально на глазах. Большое количество пациентов находятся сейчас на этажах, которые были на искусственной вентиляции лёгких.

Вадим Галиахметов, и.о. заведующего отделением реанимации в РКБ им. Г. Куватова

Многие пациенты на ИВЛ находятся в медикаментозном сне, так как вентиляция идёт на жёстких настройках. Пациент может начать с ними бороться. Но один-два раза в сутки их выводят из сна.

РКБ стала одной из первых больниц, перепрофилированных в ковид-госпиталь. Сейчас медучреждение уже не принимает коронавирусных пациентов. Работают только на выписку.

Когда заступала эта смена, в ковид-госпитале было более 80 пациентов с коронавирусом. Сейчас остается около 40. Но среди них есть те, кто находится в тяжелом состоянии. Работать медики будут до последнего. Они уже научились терпеть душные костюмы, обходиться без туалета и воды по 8 часов, но сложнее всего, признаются врачи, жизнь без близких. И эта коронавирусная история, говорят, заставит после её окончания взглянуть на жизнь по-другому.