Подземелье Уфы: пугающие тайны городских катакомб

Уфимское подземелье. Правда ли, что под городом – целая сеть заброшенных тоннелей? Кирка, кувалда и железная дорога на глубине. Что добывали в уфимских штольнях и как они выглядят сейчас? Смерть в конце тоннеля. Обстоятельства гибели шестерых студентов в городских катакомбах. Почему нельзя строить над штольнями и что угрожает зданиям, если под ними – пустота?

 – Самое опасное место в пещере – это входная часть. Сразу за этой глыбой – пустота.

После такого напутствия спускаться в подземелье особенно жутко. Мысль о том, что вход может обвалиться за твоей спиной – не самая приятная. Но рядом опытные спасатели и один из самых известных спелеологов Башкирии Юрий Соколов. Сегодня они – наши проводники по уфимским штольням – заброшенным горным выработкам, которым почти 200 лет. 

Поначалу даже не верится: здесь, под землей, огромный рукотворный лабиринт, целая сеть подземных улиц и коридоров. И все это – в Уфе. Общая протяженность только одной этой выработки – более 2,5 километров. Существует даже её карта, составленная спелеологами. Это знаменитая Дудкинская штольня, которая получила свое имя по названию деревни неподалеку. Катакомбы уходят вглубь крутого склона реки Уфы в районе ВДНХ.

Ширина хода штольни – примерно семь метров, высота – около трех-четырех. Практически такой подземный проспект. Местами встречаются специальные крепи, которые поддерживают потолок и стоят здесь со времен начала разработки штольни. Кое-где можно найти остатки железнодорожных путей, по которым перевозили вагонетки с гипсом. А вот здесь, например, до сих пор лежит фрагмент вентиляционной системы начала 20 века.

Фото №1 - Подземелье Уфы: пугающие тайны городских катакомб

Горную породу – гипс, или по-другому, алебастр – на этом склоне начали добывать примерно в середине 19-го века. Необработанный камень использовали в строительстве – закладывали в фундамент и в стены домов, мостили улицы. Кроме того, после дробления и обжига в специальных печах гипс использовали в медицине и в искусстве. Например, украшали здания популярной в то время лепниной. Историкам удалось восстановить удивительные записи уфимского учителя Михаила Сомова. В 1864-м году он подробно описывает геологию Уфы: например, карстовые провалы, которые случались здесь уже в то время, а также упоминает о добыче алебастра.

В возвышенных местах почва каменистая, в которой добывается плитный известняк, употребляемый для фундаментов и мощения улиц. Из глины приготовляются здесь кирпичи и простая глиняная посуда. Лучшая известь добывается из алебастра, который встречается по берегу Белой.

На этих архивных кадрах – уфимский спасатель Евгений Михайлов. Ребёнком он бывал в этих штольнях, когда здесь ещё кипела работа, и своими глазами видел, как добывали гипс.

Дядюшка у меня здесь и отец работали, когда молодые были, до войны. Сначала вручную все это делали, киркой, лопатой, на тачках вывозили, потом вагонетками, а после войны уже на машинах начали вывозить.

Евгений Михайлов, спасатель

Сегодня внутри Дудкинской штольни мы находим подземный кирпичный склад, где хранили взрывчатые вещества – с их помощью и были проделаны все эти галереи.

Хранили взрывчатые вещества. Вот здесь вот железные стойки для них стояли – на них ящики стояли. Для чего использовались взрывчатые вещества? Вот бурились шпуры в породе – три штуки мы видим здесь – закладывался пороховой заряд и откалывалась часть породы. И ее вывозили.

Юрий Соколов, спелеолог, педагог детского центра туризма «Горизонт», ведущий инженер Института геологии УФИЦ РАН
Телеканал БСТ в рамках программы «Счастливый час» запустил марафон «Счастливая женщина»

Всего под Уфой, по некоторым данным, было около 20 штолен, на склонах обеих рек. Но в советские годы добычу гипса свернули, входы в штольни засыпали. И сегодня известны только пять из них. Все они в заброшенном состоянии и не рекомендуются для посещения.

Фото №2 - Подземелье Уфы: пугающие тайны городских катакомб

Серьезную угрозу для жизни представляют обвалы. Гипс – хрупкая порода, которая легко размывается водой. Старые деревянные крепи, которые поддерживали своды, давно сгнили и ломаются под тяжестью горной породы. Вот, например, огромное бревно высохло настолько, что его легко поднимает один человек.

Смотрите, как покрывается это все грибами, плесенью, мицелиями и потом разрушается. По всему этому коридору стояли столбы – они просто сгнили уже, рухнули. Вот, горное давление давит, скоро здесь произойдет обвальчик. Вот это желтое – это фекалии всякие сюда поступают из города, тоже рушится, видите, все висит. Будете заходить – потолок не трогайте.

Юрий Соколов, спелеолог, педагог детского центра туризма «Горизонт», ведущий инженер Института геологии УФИЦ РАН

Первый обвал случился здесь еще в 50-е, и говорят, даже завалил двоих рабочих. Эта глыба земли, по сути, закупорила основной ход, который ранее использовался как вентиляционный, осталась лишь узкая щель. Единственный путь в штольню теперь ведет через неё. Здесь приходится пройти и нам.

С этим местом связана и трагедия, которая случилась здесь 83 году – в штольне погибли шестеро студентов автотранспортного колледжа. В архиве Уфимского поисково-спасательного отряда нам удалось найти реальные кадры тех событий. Ребята забрались под землю без специальной подготовки, не зная базовых правил поведения в пещерах, развели костер и отравились угарным газом.

Сергею Буеву тогда было всего 17, он еще учился на спасателя, и к поисковым работам в штольне его не допустили. Но видел снаружи, как выносили тела. Для него это стало первым столь серьезным ЧП.

Фото №3 - Подземелье Уфы: пугающие тайны городских катакомб

История ужасно грустная.– Но она иллюстрирует то, что делать нельзя, да? – Да, но у нас почему-то принято делать то, что нельзя. Здесь вентиляции практически нет. При активном задымлении вариантов нет.

Сергей Буев, спасатель первого класса Уфимского поисково-спасательного отряда МЧС России

Возле старого завала 50-х годов спасатели нашли сначала каску, а затем и тело одного из погибших студентов. Он сумел пробраться к выходу дальше всех, но преодолеть вот эту насыпь уже не хватило сил.

Во время поисковой операции в штольне едва не погибли даже опытные спасатели. Противогазы, в которых они работали, не защищали от угарного газа, рассказывает Вячеслав Климец – в те годы руководитель башкирской контрольно-спасательной службы. Двоим бойцам потребовалась медицинская помощь.

Когда почувствовали симптомы отравления, было просто страшно. Когда нашли уже шестого погибшего, загрузили на носилки, подняли, и когда вот нагрузка пошла, я почувствовал, что я поплыл. Я надышался просто банально. И тут остальные тоже говорят, что им плохо. Все пошли на поверхность.

Вячеслав Климец, заслуженный спасатель России

Вынести тела студентов удалось только с помощью специальных аппаратов со сжатым воздухом. Похожая история в декабре 2020 года случилась в Самаре. Там под городом еще более протяженная сеть штолен. И в одной из них начался пожар. В это время внутри находились люди. Спасатели вовремя успели добраться до них и вывели на поверхность через густой дым. Приборы показали: концентрация угарного газа в воздухе настолько велика, что без аппаратов автономного дыхания смерть наступила бы через полторы минуты.

Фото №4 - Подземелье Уфы: пугающие тайны городских катакомб

Благополучно все закончилось только потому, что дым по штольне не добрался до того места, где они ночевали. Они там спали. Спасатели пришли – дым уже подбирается, а те лежали спокойно спали. И не в курсе, что происходит. Вывели всех – там семь-восемь человек было.

Фидель Залилов, спасатель первого класса

Спасатели подчеркивают: посещать штольни можно только в сопровождении профессионалов. Угроза обвалов растет с каждым годом. Последний и самый крупный случился в Дудкинской штольне два года назад.

Это самый грандиозный обвал, он три штрека завалил. Самое главное, что спровоцировало – землетрясение 2018  года, потом он продолжился – сваи начали бить под строительств. За счет этих сотрясений прошла вторая волна обвала.

Юрий Соколов, спелеолог, педагог детского центра туризма «Горизонт», ведущий инженер Института геологии УФИЦ РАН

Кстати, строить прямо над штольнями нельзя, говорят геологи. Поскольку эти искусственные подземные пустоты провоцируют движение горных пород, провалы и оползни на поверхности, что грозит самим зданиям. А истории о том, как у строителей проваливались инструменты под землю – отнюдь не байки. И на потолке штольни есть доказательство.

Фрагмент гипса из пробуренной скважины теперь хранится в музее детского турклуба. Здесь готовят будущих спелеологов, геологов, дети занимаются спортивным туризмом. Для них уфимские штольни – это возможность отработать навыки ориентирования и технику безопасности под землей.

Юрий Соколов знает все о подземелье – изучать пещеры он начал с 10-летнего возраста вместе с родителями, его дед – Евегний Богданович был первооткрывателем одной из крупнейших пещер Урала – так называемой пропасти Сумган. Много лет Юрий Викторович ведет спелеокадастр республики, сейчас в нем 1160 пещер. Вместе с ним и группой детей из турклуба мы отправляемся на исследование еще одной уфимской штольни – в районе Дворца Спорта. Раньше она была известна как Воронковская – по названию небольшой железнодорожной станции «Воронки».

Фото №5 - Подземелье Уфы: пугающие тайны городских катакомб

Единственный вход в штольню – очень узкий, напоминает кроличью нору из мультфильма об Алисе. Сначала боишься в нем застрять, а затем провалиться в неизвестность. Задача группы – провести топосъемку штольни, а также внести на карту новые данные по обвалам.

Мы ходим по штольне, осматриваем, где обвалоопасные места есть, где новый произошел, где вырос старый – и записываем это все.

Влада Форофонтова, воспитанница детского центра туризма «Горизонт»

Производим замер – видим сразу три параметра: длина штольни, азимут и угол наклона. По этим замерам строится план, под землей ориентироваться кроме как по плану уже нельзя, потому что нет спутников, навигаторов – все это не работает.

Шамиль Муслухов, спелеолог

Эта штольня находится рядом с железной дорогой и считается самой обвалоопасной. Когда проходит поезд, замирает сердце, дрожь земли ощущается физически. Спелеологи обращают внимание на большое количество свежих обвалов и указывают на крайне опасные места.

Не без труда выбравшись из штольни, отправляемся к еще одному подземному сооружению неподалеку. Вся территория вокруг буквально усеяна карстовыми воронками и провалами, которые растут под воздействием подземных вод – инженеры попытались отвести их от железной дороги.

Железную дорогу же надо как-то защищать. Решили пробить ход в соседний овраг – и там выпустить воду. Начали долбить, но не заладилось. Решили делать шахту 20 метров, там идет колодец с лестницами и дальше идет ровный туннель в сторону Белой.

Юрий Соколов, спелеолог, педагог детского центра туризма «Горизонт», ведущий инженер Института геологии УФИЦ РАН

Первый, неудавшийся тоннель теперь заброшен. Он тянется сквозь гору примерно на 100 метров в длину и заканчивается тупиком, стены покрывают ковры из плесени с причудливыми узорами.

После того, как уфимские штольни закрыли, в одной из них разместили объект гражданской обороны. И хотя сейчас он уже не действует, нас все же попросили не указывать его местоположение. Здесь, прямо внутри горы – трехэтажное подземное здание. В одной из комнат – план Уфы на стене, где-то – хаотично разбросанные ящики, противогазы. Многие уфимцы еще помнят, как в советские годы сюда заезжали грузовики с продовольствием. Кузов одного из них так и остался здесь – вот он, до сих пор загруженный каким-то зеленоватым порошком. А еще  ржавый автобус, который остановился навсегда на одной из подземных улиц. Многие из них, кстати, заполнены водой.

Фото №6 - Подземелье Уфы: пугающие тайны городских катакомб

Наши штольни – это прекрасные экскурсионные объекты. Если грамотно все сделать, можно делать хорошие объекты типа Кунгурской пещеры, но с наполнением – историческим, геологическим. Должен быть хозяин у штольни, грамотный гид, должен водить только там, где безопасно. Конечно, можно засыпать и потерять этот памятник истории навсегда.

Юрий Соколов, спелеолог, педагог детского центра туризма «Горизонт», ведущий инженер Института геологии УФИЦ РАН

Входы в штольни закрывали и засыпали уже много раз, но диггеры-любители срезают решетки, разбирают кладку и раскапывают новые ходы. Подземелье всегда будет манить любопытных. Но из бесхозных объектов, опасных для жизни, их можно превратить в официальные туристические маршруты, считают спелеологи. Конечно, после надежного укрепления. Уфимские штольни достойны того, чтобы получить статус памятника истории.

Телеканал БСТ в рамках программы «Счастливый час» запустил марафон «Счастливая женщина»
Пенальти