«Это просто ад»: беженцы из Мариуполя рассказали о бесчинствах нацбатальонов

В поисках мирного неба. Жители Мариуполя продолжают покидать город по гуманитарным коридорам. Ежедневно сотни людей регистрируются в лагере беженцев, который открыт в селе Безыменное в получасе езды от Мариуполя. Тем временем на освобожденных территориях МЧС России и Донецкой Народной Республики, помимо оказания гуманитарной помощи населению, проводят разминирование дворов и улиц. Чем живет Донбасс, смотрите в специальном репортаже корреспондента телеканала БСТ.

Мне настолько это страшно, что я вам передать не могу. Очень тяжело. Под пулями, под градами. Дома разбиты. Очень тяжело, сыночек.

Тамара Голубева, жительница г. Мариуполь

Село Безыменное. 30 километров от Мариуполя. Сотни людей ежедневно покидают портовый город по гуманитарному коридору в сторону Донецка и России. Но вырваться живыми удается не всем. Те, кому повезло, вспоминают, какой ужас пришлось пережить.

Ой, не то слово. Маленький годовалый ребёнок, а вокруг бах-бах-бах. Я её схватила, упала на матрас на полу возле шкафа. А она молчит, плачет, говорит: «Бабушка, бах-бах». И молчит, подо мной лежит. А я уже думаю: Господи, пусть меня потрошат, но только не маленьких детей.

Тамара Голубева, жительница г. Мариуполь
Фото №1 - «Это просто ад»: беженцы из Мариуполя рассказали о бесчинствах нацбатальонов

30 дней в подземном гараже пришлось провести Андрею, его жене и шестерым детям. Мужчина лишь изредка, рискуя жизнью, выбирался наверх найти еду и воду для родных. Когда район освободили российские войска, при первой же возможности покинули Мариуполь.

Я сидел на диване. Успел жену только оттолкнуть. И вся эта крыша на спину мне упала. Спустились в гараж, он у меня под землей. Проснулись от того, что нам во двор ещё три мины прилетели. Нет кухни, нет ничего. Маминой квартиры нет, жить негде, ездить не на чем. На вот этой меня никуда не пропустят. Делать не знаю что.

Андрей, житель г. Мариуполь
Пенальти

Женщины, дети, старики. В лагере для беженцев сотни людей. Для многих это первый горячий ужин за несколько недель.

В настоящее время организовано трехразовое питание для переселенцев, которые обращаются за помощью. Организовано и установлено 30 палаток для размещения людей. В основном приоритет женщинам и детям, которые могут тут обогреться. Также установлен модуль с фельдшерами, которые оказывают первую медицинскую помощь. Есть реанимобиль на случай, если нужно доставить больных в больницу. Точное количество людей в лагере сейчас очень трудно сказать, потому что они прибывают практически каждую секунду. Сейчас их число в лагере – более 300 человек.

Павел Деминов, начальник пожарно-спасательного отряда г. Макеевка МЧС ДНР

У полевой кухни столпотворение, но никто не лезет без очереди. И тишина, говорят вполголоса. Люди устали. Многие едут в Россию. К родным.

Фото №2 - «Это просто ад»: беженцы из Мариуполя рассказали о бесчинствах нацбатальонов

Поедем куда-то, в Россию, к своим. Мы оттуда родом. Если получится. Вася, брат, мы живы, слава Богу. Это просто ад, ад.

Надежда Кучерявая, жительница г. Мариуполь

Ну а кто-то едет в неизвестность. Куда угодно, только бы подальше от нацбатальонов. По словам местных, используя мирных жителей в качестве живого щита, азовцы не выпускали людей даже в сторону западной Украины. Хотя власти в Киеве говорили о безопасных коридорах.

Они устанавливают свои миномёты, автоматы. Выгоняют людей с первых этажей, с 9 этажей. Устанавливают там свои орудия. И оттуда стреляют. И вот так мы живём. Вот такие у нас «захисники» так называемые.

Наталья Касьяненко, жительница г. Мариуполь

Мариуполь, левый берег, страшно бомбили. Потому что фашисты ставят во дворах свои эти, мы их «пукалками» называем. И танки, и всё. И прячутся за нас. Из подвалов выгоняют жителей, сами там пересиживают обстрелы. Украинские военные никого из города не выпускают. Расстреляли брата моего зятя. Хотели выехать на Украину, туда, вроде, сказали в Винницу. Не знаю точно, куда именно они хотели. В упор расстреляли машину. Его насмерть, а жену ранили. В больнице лежит.    

Зоя Ковальчук, жительница г. Мариуполь

Да, это дети-сироты. У нас детский дом семейного типа. И приёмная семья. У нас тут 14 детей и 4 взрослых. Мы очень довольны, очень счастливы и рады, что нас приняли. Мы хоть душой и сердцем отдохнём здесь. Потому что нас разбомбили, вчера попал снаряд. У нас там полдома снесло. У нас такая трагедия большая. Дети вздрагивают, боятся.   

Виктория Гридина, приёмная мама

И лишь сейчас они немного успокоились. Самое страшное осталось позади. Дети могут вести себя как дети. Играть. Любить. 

Но путь к спасению был не прост. У Виктории Гридиной дома в Мариуполе осталась мама. Ее убило осколками после минометного обстрела ВСУ. Не успела даже похоронить, так и оставила лежащей в квартире. То, что она сама с детьми смогла выбраться, называет чудом.

Мы летели вообще под бомбами, наши украинцы в нас стреляли. И неважно, что дети были, что на стеклах написано «дети». Азовцы, азовцы в нас стреляли. И всё разбито было. Никого не выпускали из города. И мы под пулями ходили, ну малыши не ходили, они только слышали, как стреляли. А вот со взрослыми мы ходили добывали воду. 

Виктория Гридина, приёмная мама
Фото №3 - «Это просто ад»: беженцы из Мариуполя рассказали о бесчинствах нацбатальонов

На меня ещё с братом военный нацелился с оружием. Забрал у нас еду. У нас было 2 пачки макарон. Мы их нашли. И у нас азовцы отобрали.  

У нас в Мариуполе собрали колонну. И мы знаем, что там было дитё. И колонну расстреляли, расстреляли азовцы. Они прикрываются этими детьми, этими людьми, собрали людей на заводе. И так по городу мародёрства. Я же говорю, забирали у детей продукты, вообще всё разбили. На высотках сидят снайперы, прячутся, стреляют. Понимаете, страшно было даже ходить. У нас там воды даже не было. Мы ходили под обстрелами с детьми. Трупы лежат везде. Кто помёрз от холода, кто от голода умер. У кого-то просто конечности лежат. И дети всё это видели. И так страшно это всё.

Людмила, родитель-воспитатель детского дома семейного типа г. Мариуполь

И тут дети замолкают. Ситуацию разряжает наш оператор Вадим Исламов. Даёт малышам камеру и предлагает каждому попробовать себя в роли журналиста.

Лагерь находится под круглосуточной охраной военных ДНР. Молодые ребята, защитники своей Родины и уже познавшие, против какого врага они стоят насмерть.

Надо их искоренять, потому что это изверги. Чтобы их вообще не было. Над людьми просто издеваются, люди месяцами сидят в подвалах. Это не люди, это просто животные.

Аким, военнослужащий ДНР

Сейчас здесь довольно тихо. Наступила ночь, люди легли спать. И для многих из них за последние дни это долгожданная ночь, когда над головами не летают снаряды, а во дворах не разрываются мины. Беженцев из Мариуполя настолько много, что все они не помещаются на территории лагеря. В основном мужчины отправляют сюда своих жен, детей, матерей, сестер. А сами ночуют в автомобилях. Здесь их огромное количество. Они просто находят более-менее удобное место для парковки. Забиты все стоянки магазинов, забиты тротуары. Даже просто к домам подъезжают, местные жители разрешают им оставлять машины на ночь.  

Возвращаемся в Донецк. Уже стемнело, и наступил комендантский час. Городские улицы опустели. Возле гостиницы встречаем встревоженного мужчину. Оказалось, это житель города Красногорска в Подмосковье. Уже несколько дней подряд он пытается пробраться в подконтрольный ВСУ район Мариуполя и вывезти маму и сестру. Связь с родными пропала пару недель назад.

Меня сегодня за последний блокпост не пустили, потому что сказали, там очень жёстко всё. Потом, когда встретил ребят, которые выходили из того района, они сказали, что там во всех дворах находятся ВСУшники. Сегодня не сложилось дойти. Но попытки не буду оставлять, маму всё равно заберу.

Евгений Котлик, житель г. Красногорска
Фото №4 - «Это просто ад»: беженцы из Мариуполя рассказали о бесчинствах нацбатальонов

Рано утром через освобожденные территории ДНР едем в Волноваху. По пути встречаем несколько колонн Z-техники. На въезде в город уже украинские разбитые бронемашины  и сгоревшие  дома местных жителей.

Это автовокзал, скажем, центр Волновахи. Здесь на этой улице нас осталось 20 человек. Мы здесь с самого начала, и до сегодняшнего дня мы отсюда никуда не ушли. Они нагнали очень много техники. Вон там техника стояла кругом. В парке возле нашего танка Т-34 и слева, и справа. Между домами загоняли. В частном секторе ломали заборы, заезжали в огороды, разворачивались – выстрелят и переезжают в другой дом.

Александр Осинний, житель г. Волноваха

Во время освобождения Волновахи армии ДНР удалось подбить много украинской техники. Вот лишь один разбитый танк. После точного попадания у него башня отлетела в сторону. Но стоит добавить, что этот танк находился не на проезжей части, а прятался вот здесь, среди деревьев, прямо за памятником танку Т-34. Тем не менее войскам Донецкой Народной Республики удалось так ювелирно вывести эту технику из строя, что она отлетела отсюда на 10 метров, ну а сам памятник, танк Т-34, остался невредимым.

После освобождения Волновахи по городу вместо бронетехники ездит коммунальная. Параллельно работают бригады сапёров.

На пути встречаются неразорвавшиеся снаряды, осколки, провода электросетей. Расчищаем, пробиваем дороги, чтобы машины могли ездить, не резать скаты. И чтобы могла подъезжать помощь людям, подвоз продуктов и так далее. 

Олег Чадин, первый заместитель начальника автохозяйства ДРСУ г. Донецка

То здание, которое сейчас находится за моей спиной, когда-то было Волновахской центральной районной больницей. Сейчас от нее практически ничего не осталось. В помещениях и палатах обосновались вооруженные силы Украины и нацбатальоны, которые вели прицельный огонь по армии ДНР. Посмотрите, как выглядело это медучреждение раньше. Это было прекрасное трехэтажное медицинское учреждение, которое оказывало всю необходимую медпомощь жителям Волновахи. Теперь у местного населения нет больницы, и всю необходимую помощь им оказывают сотрудники МЧС, которые также привозят сюда медиков и врачей из Донецка и других тыловых городов.

О том, что здесь происходило, рассказывает советник главы ДНР. Игорь Кимаковский в какой-то степени наш коллега – ведёт свой блог в интернете. Вошёл в город вместе с народной милицией.

Между разрушенным детским отделением поликлиники и родильным отделением, за вон тем пищеблоком, стояли украинские танки. Получается, что всю территорию больницы они использовали как укрепрайон. И вот здесь, во всех окнах, когда мы зашли в больницу, были трупы украинских военнослужащих. Мы это всё фиксировали на видео. Сняли те места, откуда они оборонялись. Чтобы потом не говорили, что их не было в здании. Были места, где у них хранились боеприпасы. И из этого здания, насколько мне сказали наши ребята, никто живым не ушёл. Почему? Потому что они преступники. В больнице обороняться и вести из неё боевые действия нельзя. Это неправильно.

Игорь Кимаковский, советник главы Донецкой Народной Республики 

И тут прослеживается мариупольский сценарий, когда боевики «Азова» превратили роддом в свою базу, а позже западные СМИ сообщили миру о том, что российские войска якобы разбомбили медучреждение вместе с пациентами. А вот эту историю зарубежные  журналисты точно не покажут и не расскажут. В школе искусств детям с раннего возраста внушали, что Россия – враг.

Они снимали мультипликационные фильмы, и фигурки были из пластилина. И смотрите, что интересно. Вот эта машинка, когда я сюда зашёл, она стояла с флагом России и надписью «враги». Получается, что Россия является по отношению к украинскому народу врагами. А мы сегодня с вами проехали по городу и видели, что это неправда. Что все люди вспоминают старые называния улиц, которые были в советские времена. Которые не вытравились из их души даже вот этой 30-летней властью Украины, 8-летней властью нацистов в буквальном смысле этого слова. И в первые дни, когда наши ребята вошли в Волноваху, они вспомнили эти названия. То есть даже вот этим всем они вытравить русскую душу не сумели.

Игорь Кимаковский, советник главы Донецкой Народной Республики 

Подтверждают это и местные жители, которых 8 лет подряд киевские власти пытались дезинформировать.

Вот эти 8 лет только брехня, только неправду говорили, понимаете? 1 марта наш депутат Лубинец дал информацию, что конвоем можно выехать из города. Дети там были. А национальная власть взяла и разбомбила эту всю колонну. С детьми и со всеми людьми, хотя с белыми флагами ехали. Я не вру. Мы в подвале с сыном сидели, он радио включил, а они всё свалили на Россию, це Россия виновата.

Алексей Варава, житель г. Волоноваха

Издевались, как хотели, что еще сказать. И всё очень дорого было, очень дорого. Коммунальные платежи, продукты. Это даже в голове не укладывается. Цена угля бешеная была, она не соответствовала нашим зарплатам. ВСУ пока стояли, они отбирали машины, сливали бензин, забирали генераторы у людей без спроса. Короче, беспредел был. 

Гаяне и Олег, жители г. Волноваха

В первое время, как нам отметили сотрудники МЧС, подвозить помощь было довольно опасно. Гуманитарные конвои неоднократно подвергались обстрелам со стороны вооруженных сил Украины. Тем не менее поставки не прекращались. Людям нужна еда, вода, нужны медикаменты и средства гигиены. Ежедневно только одно подразделение МЧС Донецкой Народной Республики привозит сюда более полутора тысяч индивидуальных наборов.

Если бы нам свет сделали, то это вообще было бы бесподобно. Самое главное – свет. Уже с газом мы справляемся. Баллоны с газом покупаем, печки подключаем. С этим нормально, слава Богу. Кушать каждый день привозят и дают людям. Ну, всё хорошо, молодцы, хорошо организовано. Я думаю, что всё будет хорошо.

Надежда Савельева, жительница г. Волноваха

Продуктами и предметами первой необходимости жители Волновахи обеспечены. Но вот чего мы не ожидали, так это того, что горожане попросят привезти гробы. Погибших под обстрелами ВСУ мирных граждан просто не в чем хоронить.

Перед самым отъездом узнали, что Евгений Котлик из Красногорска всё же смог добраться до центра Мариуполя и найти живыми своих маму и сестру. Надежду не теряют и жители этого небольшого города в ДНР. В победе над нацизмом они не сомневаются.

8 лет издевались над нами эти шакалы, понимаете? Но я думаю, наладится. 

Волноваха стала крайней точкой во время нашей поездки в Донецкую Народную Республику. И то, что мы здесь увидели, действительно повергает в шок. Ещё более удивительно то, что люди, переживая все эти обстрелы, не покидали город. Они прятались, спасали свои жизни, но родной город они не бросили. И теперь все вместе восстанавливают его. Говорят, что теперь, когда народная милиция ДНР освободила город, выстрелы наконец прекратились. Армия ВСУ покинула населенный пункт. И жители теперь могут спокойно возвращаться в свои дома. Восстанавливать их и начинать жизнь сначала.

Отбор граждан на заключение договора о целевом обучении по направлению «Журналистика»
Пенальти