Жители Уфы пошли на крайние меры в надежде отстоять свой дом

Семья Гиндуллиных объявила голодовку. 15 июля состоится заседание в Верховном суде республики, на котором будет решаться вопрос о выселении жильцов и сносе здания. Однако семье с двумя детьми некуда идти. Если дом снесут, то они останутся на улице. Впрочем, Гиндуллины во всём винят и риелторов.

Семья Гиндуллиных объявила голодовку. 15 июля состоится заседание в Верховном суде республики, на котором будет решаться вопрос о выселении жильцов и сносе здания. Однако семье с двумя детьми некуда идти. Если дом снесут, то они останутся на улице. Впрочем, Гиндуллины во всём винят и риелторов.

Мать двоих детей уже несколько лет вместо ведения домашнего хозяйства сутками сидит над документами. Бесконечные суды и разбирательства довели Светлану Гиндуллину и всю её семью до предела. Как говорит женщина, всё началось в 2010 году. Они вместе с мужем продали двухкомнатную квартиру в хрущевке и купили дом на улице Аргаяшской. Но, по словам супругов, риелторы продали им недвижимость без права собственности, обещая оформить все бумаги в ближайшее время, но до сих пор этого не сделали. Дело дошло до выселения.

Ситуацию осложнили отношения семьи с соседом. Дело в том, что Виктор Николаев один из собственников барака по соседству с Гиндуллиными. Он утверждает, что этот дом является самовольной постройкой и семью надо выселять.

В то же время у Марселя Гиндуллина возникают встречные вопросы о постройках Николаева. К примеру, пристрой, огибающий электрический столб. Соответствует ли нормам и пожарной безопасности такая конструкция? Но и на это у соседа есть ответ.

Виктор Николаев: Хочу найти начальника этого столба и обязать убрать его с моей собственной земли. На моём собственном участке стоит этот столб.

Глава семьи Гиндуллиных говорит, что их оппонент подкован юридически и выигрывает все суды. У него на руках и документы, и доводы. А семье Гиндуллиных приходится дорого расплачиваться из-за своей юридической безграмотности. Идти с двумя детьми им некуда, но и жить в страхе, что их выселят, они просто устали.