Несколько деревень в Аургазинском районе оказались во власти снежной стихии

Дороги заметены, припасы в магазинах почти закончились. Те, кто способен передвигаться по сугробам, носят воду старикам. К одному из пострадавших не доехала скорая. Мужчина погиб от перитонита.

Но вот жители нескольких деревень вряд ли готовы с этим согласиться. Дать ответ на вопрос, почему почти за две недели техника так и не дошла до деревни Чулпан, не смог никто. С председателем сельсовета встретиться не удалось. Мужчина сказал, что застрял в дороге. А по телефону давать комментарий отказался. Но от администрации жители деревни Чулпан ждут не столько ответа, сколько действий и долгожданного спасения из снежной ловушки.

До деревни Чулпан её жителям приходится добираться пешком. 4 км по сугробам и пронизывающему ветру. Чтобы как-то спастись от снега, пришлось использовать подручные средства. Путь до населённого пункта занимает полтора часа.

Путь до деревни без проводника не найти. Если раньше туда вела дорога, то сейчас это сплошное поле. Местами проваливаешься по колено, а то и по пояс.

Дорога заняла у съёмочной группы 1 час 40 минут. Если ей этот путь, хоть и с трудом, но удалось осилить, то больше половины населения деревни Чулпан не могут этого сделать физически. Люди словно попали в ловушку.

Источники с водой занесены. Работает один колодец. Те, кто в состоянии передвигаться по деревне, таскают воду пенсионерам. Так и помогают друг другу: водой, едой. Ведь и с последним проблемы. Машины с продуктами по воздуху не летают. Так что полки магазина пусты. Спасают припасы. Так и живут, словно остального мира вовсе и нет.

Гузель Шамсутдинова, жительница деревни Чулпан: «Мы понимаем, что стихия была. Но уже третий день нет снега. Мы всячески стараемся, чтобы нам дорогу прочистили, но… слов нет. Нам только обещают».

Ирина Газиева, жительница деревни Чулпан: «Десятый день ребёнок в школу не ходит. Двухлетний ребёнок спрашивает, почему хлеба, воды нет. Дороги нет. Последнее съели уже, не знаем, что нам делать».

Улицы деревни всё чаще пусты. Для многих даже передвижение по ним как испытание. Брошенные и позабытые, по-другому жители себя и не называют. Обращались и в сельсовет, в администрацию, и в МЧС, но результат, как говорится, налицо.

Минзифа Кудакаева, жительница деревни Чулпан: «Магазина в деревне нет. Приезжали привозные магазины, но сейчас они не могут приехать. Люди сидят без хлеба, продуктов».

Соседняя деревня Волково. Ситуация чуть лучше. Но лишь последнее время. Добраться пару дней назад до неё было невозможно. К местному жителю несколько дней не могла прийти помощь, рассказывают сельчане. 23 февраля мужчина умер от перитонита. И снова проблема – хоронить же надо. До кладбища тащили волоком.

Татьяна Карпова, жительница деревни Волково: «Стали звонить в администрацию сельского совета. Ответили: к большим деревням нужночистить дорогу, а не к маленьким».

МЧС, в свою очередь, сообщило, что в ответ на непогоду силы и средства Аургазинского района были приведены в режим повышенной готовности.

Елена Мавлютова, представитель Главного управления МЧС РФ по Республике Башкортостан: «Движение на автодорогах федерального и республиканского значения не затруднено. В расчистке дорог местного значения задействовано более 20 единиц техники дорожных служб. Жизнедеятельность поселений муниципального района не нарушена. Медицинская и противопожарная безопасность обеспечены».

Пенальти
Как получить 250 тысяч вместо земельного участка многодетным семьям в Башкирии