Врачебные ошибки, очереди и хамство: худшие медучреждения в рейтинге Минздрава Башкирии

Попасть в больницу и умереть. Почему постановка диагноза в современной медицине иногда напоминает гадание на кофейной гуще? Случайность или преступная халатность? В уфимском медучреждении женщина скончалась после падения со сломанного стула, а в Мелеузе платные медуслуги лишают пациентов поликлиники законного права. Излечимы ли болезни медицины – выясняла корреспондент БСТ.

Она любила яблочный пирог и мечтала увидеть море. Лилия Муфтахутдинова умерла в 19 лет. Её, саму ещё почти ребенка, обожали дети. Маленькая племянница Лили играет с медвежонком своей тети и ждет обещанного похода в зоопарк. Красивая, здоровая, она сгорела за считанные дни от гриппа. В больничной палате сердце девушки остановилось на глазах у матери.

Альбина Турьянова, мама Лилии: «Дверь чуть-чуть приоткрыта была. Они там сидели, разговаривали, чай вроде пили, смеялись. Прямая полоса пошла на экране, после этого только они забегали».

Начиналось все как у всех, рассказывают родные: боль в горле, небольшая температура. На третий день вызвали скорую. В 13-й больнице Уфы девушке сразу ставят диагноз: пневмония, грипп. Уже к вечеру её переводят в реанимацию. Но за день до смерти, говорят близкие, врачи противоречили друг другу.

Ляйсан Муфтахутдинова, сестра Лилии: «Утром сказали, что снимок показывает: пошло разрушение легких. Вечером другой врач сказала, что по снимку есть улучшения, анализы хорошие. Мы еще обрадовались».

Один из сотрудников больницы в неофициальной беседе рассказал, что врачи действительно спорили между собой на повышенных тонах по поводу лечения "тяжелой" пациентки.

– При мне это было: врачи друг друга материли.

– То есть у них там спор возник по поводу лечения?

– Да.

– Несколько дней в реанимации лежала. Они между собой разобраться не могли. В конце сказали, что умерла.

По результатам вскрытия тела в больнице должны собрать врачебную комиссию. Пока же официальная версия такова: медицина оказалась бессильна.

Булат Гарифуллин, заместитель главного врача ГКБ № 13 Г.Уфы: « Современная медицина не гарантирует излечения острых инфекционных заболеваний. Это правда. Есть понятие высокой бактериальной резистентности, чувствительности и т.д. Мои соболезнования родным, но, к сожалению, такие истории случаются».

По совпадению, почти в то же самое время в 13-й больнице случилась еще одна смертельная история, обстоятельства которой шокируют.

Все свое время Ляля Толстикова посвящала любимому внуку Давиду. С ним же вместе и заболела ОРВИ. Когда состояние пенсионерки ухудшилось – обратились в стационар. Тогда никто и представить не мог, что банальная простуда обернется трагедией. В коридоре медучреждения женщина села на сломанный стул, упала и разбила голову.

Рената Диваль, дочь Ляли Толстиковой: «Она пошла слабая искать столовую. Ее пошатнуло. В этом состоянии она села на стул, а он был слома. Она разбила голову. Подушка вся была в крови. Вот такой порез был на голове».

Рваная рана головы, гематома. Самое ужасное, говорят родные, что на происшествие поначалу никто не обратил внимания. Голову женщине перебинтовали лишь по просьбе соседки по палате. После падения состояние пенсионерки ухудшилось. Через несколько дней она скончалась. Сестра-хозяйка в отделении подтвердила: злополучный стул действительно был. Его должны были списать, но почему-то оставили в коридоре.

Светлана Вавилова, сестра-хозяйка: «Стул был на списание, стоял вон там, она вышла, пошла по стеночке, ей плохо стало, она села на стульчик и упала. – А зачем стул на списание поставили в коридоре? – Я не могла его выкинуть, т.к. документов на списание еще не было. – Так может надо было его в подсобку куда-то? – Надо было».

Что именно стало причиной смерти – близкие не могут понять до сих пор. Говорят, все это время врачи перебирали разные диагнозы: грипп, инсульт, менингит и даже язва желудка. Руководство больницы при этом уверяет, что падение со стула и травма головы не повлияли на летальный исход.

Булат Гарифуллин, заместитель главного врача ГКБ № 13 г.Уфы: «Там была совершенно поверхностная травма головы, кожи, которая не повлияла на исход заболевания. У нее было патологическое состояние, которое носит быструю, молниеносную форму, и, к сожалению, прогнозировать его было очень сложно».

Летальные случаи – один из показателей, по которым Минздрав ежегодно составляет рейтинг всех медучреждений республики. В числе критериев оценки также расхождение диагнозов, осложнение заболеваний, доступность записи к врачу и ряд других. Так, например, в красной зоне фигурирует как раз 13-я больница за сравнительно высокую смертность. А самые плохие показатели в этом списке – у больницы Иглинского района: согласно таблице, здесь диагнозы расходились в 100 процентах летальных случаев. То есть всех пациентов лечили не от того, от чего они умерли. Руководство больницы парирует: мол, это статистическая неточность.

Шамиль Саттаров, заместитель главного врача Иглинской ЦРБ: «У нас имеются расхождения по патологоанатомическим вскрытиям, которых было всего 2. Всего было вскрытий 28. Имеются дефекты в формулировке диагнозов, и это расхождение диагнозов никак не повлияло на исход заболевания».

Патологоанатом с 40-летним стажем Виктор Ткаченко признает: расхождения в диагнозах были, есть и будут. Их разделяют на категории – в зависимости от степени вины медучреждения в смерти пациента. Самая тяжелая и, к счастью, самая редкая – третья.

Виктор Ткаченко, главный внештатный специалист по патологической анатомии Министерства здравоохранения Республики Башкортостан: «Когда диагноз можно было поставить, была аппаратура, были все диагностические процедуры возможны, но они не были проведены, что вызвало неверную тактику и привело к летальному исходу. Эта категория плохая для врачей, и попадает под статью уголовного преследования».

Доступность медицинской помощи, и прежде всего, записи к врачу – еще один показатель в рейтинге Минздрава. Среди детских поликлиник последнюю строчку вновь занимает Иглинский район.

Анжела Чукавина, жительница с. Иглино: «Людям приходится сидеть в очереди по несколько часов вот с такими маленькими детьми».

Сестры Зарина и Ясмина кашляли всю ночь, но на ближайшие две недели свободной записи к педиатру не оказалось.

Айгуль Хамитова, жительница с. Иглино: «Температура ночью была. Сейчас ждем, без записи. Прием заканчивается – не знаю, успеем или нет».

Разговор пациентов и врачей не клеится и во взрослой Иглинской поликлинике. Очереди здесь действительно впечатляют. Самая большая – за справками и печатями.

Татьяна Буланкова, жительница с. Иглино: «У меня сейчас дочь с температурой дома 39.6, а я вынуждена стоять и ждать, пока мне поставят печать, чтобы выписать таблетки. Уже прошло часа три, наверное».

Впрочем, такая картина хорошо знакома и пациентам многих уфимских поликлиник.

То, насколько доступна запись к врачу в Уфе, мы проверим прямо сейчас. Через портал «Госуслуг» попробуем записать ребенка в 4-ю городскую поликлинику. Например, к детскому травматологу. Открываем и видим, что к нашим услугам целых 9 врачей, но на ближайшие две недели запись к ним недоступна. Все поля отмечены красным, это значит, что время занято. Та же история с детским стоматологом: 5 специалистов и ни к одному записаться нельзя. Судя по этим данным, кабинеты стоматологов ежедневно осаждают толпы маленьких пациентов с больными зубами – прямо-таки стоматологическая эпидемия. А у логопеда, например, и вовсе указано: принимает "в порядке живой очереди". Это хотя бы честно. Непонятно только, для чего существует электронная запись, если по факту она не работает.

Но особенно поразила нас ситуация в поликлинике города Мелеуза. Пациенты здесь почти поголовно со слезами говорят о том, что не могут получить медицинскую помощь.

У Гузель Сайфутдиновой трое детей, и она живет с мыслью о том, что каждый день может быть последним. Ее заболевание называют бомбой замедленного действия. Аневризма аорты требует операции, и для ее проведения нужно пройти ряд обследований: МРТ, спирографию, УЗИ. Однако в местной поликлинике женщина получила отказ.

Гузель Сайфутдинова, жительница г. Мелеуз: «У нас сейчас нет, говорят, УЗИ, и спирографии нет. Придется тебе, говорят, делать в Кумертау. Пришлось поехать, делать там. – Платно? – Платно. Я устала уже ходить, у меня сил уже нет!».

Непонятно, почему многодетной маме не сделали бесплатно как минимум УЗИ, ведь рабочий аппарат в Мелеузовской поликлинике есть. Режим работы с 9 до 6. Мы приходили сюда дважды в течение дня, и оба раза кабинет пустовал. Ажиотажа нет, но почему-то, когда мы попытались записаться, в регистратуре ответили, что ждать УЗИ придется, возможно, целый месяц.

– На УЗИ – Это уже по очереди. Там доктор ставит вас на очередь. Два талона в неделю дают. – Всего лишь? – Да. Месяц может даже ждать придется. – Месяц ждать придется на УЗИ? – Возможно, да.

Складывается впечатление, что очередь создается искусственно. Почему – об этом мы спросили главного врача Мелеузовской ЦРБ, и показали ему видеозапись из регистратуры.

Урал Хабибуллин, главный врач Мелеузовской ЦРБ: «Это неправда! Я не соглашусь! По журналу можете посмотреть – уже к обеду проходят 19-20 человек. – А зачем ей обманывать? – Не владеет ситуацией. Такую информацию они не должны давать, это уже дезинформация, получается».

Однако как под копирку история еще одной жительницы Мелеуза. У Ирины Сорокиной врожденный вывих тазобедренного сустава. Недавно ей провели одну операцию, теперь необходима вторая. Однако в бесплатных обследованиях в поликлинике Ирине тоже отказали. Потеряв работу из-за инвалидности, женщина не может оплатить эти услуги.

Ирина Сорокина, жительница, г. Мелеуза: «Всю жизнь я мечтала, что буду нормально ходить, и тут я на полпути зависла. Отправляют в платную фирму – «Према» называется, что вы должны там проходить. УЗИ вен, каждая нога – 900 руб. Это 1 800, и холтеровский мониторинг – 1 700».

Оказалось, в местном частном медцентре по совместительству работают многие врачи государственной поликлиники. Закон этого не запрещает, но фактически получить бесплатную помощь по госгарантии часто оказывается невозможно.

Людмила Константинова, жительница г. Мелеуза: «Невропатолог наша единственная, когда к ней невозможно попасть по записи через поликлинику, то в той же нашей «Преме» – это платный медцентр – там без проблем попадешь. И к другим специалистам точно так же».

Платное отделение есть и в самой государственной поликлинике, где тоже можно пройти все обследования без предварительной записи.

Людмила Константинова, жительница г. Мелеуз: «УЗИ, ФГДС пошли сделали платно. Это не дело, если ты за деньги – то пожалуйста. А если без денег, то две недели стой, и не факт, что тебе еще окажут эту помощь. А люди все хотят жить! Последние деньги отдашь!».

Урал Хабибуллин, главный врач Мелеузовской ЦРБ: «Если такое будет иметь место, что целенаправленно направляют – буду наказывать! И у нас свое платное отделение, где есть новый аппарат, почему в «Прему» – я этого не понимаю?».

Председатель Национальной медицинской палаты республики Дамира Сабирзянова подчеркивает: навязывание платных услуг в государственных медучреждениях – административное нарушение. Сообщать о подобном необходимо страховым поверенным, по телефону, который указан в каждом медицинском полисе.

Дамира Сабирзянова, председатель Национальной медицинской палаты Республики Башкортостан, эксперт ОНФ: «Необоснованные платные услуги в медицинских организациях, которые работают в системе ОМС, даже если это медицинские организации негосударственной формы собственности, наверное, надо прекратить. Без этого мы вал необоснованной коммерциализации не остановим».

Одной из наиболее острых проблем здравоохранения в Минздраве называют нехватку кадров. Чаще всего именно это провоцирует очереди и проблемы с записью. Рейтинг медучреждений здесь составляют регулярно – как раз, чтобы решать эти вопросы.

Динара Еникеева, заместитель министра здравоохранения Республики Башкортостан: «Это для того, чтобы мы видели, что происходит. Он ежеквартальный, он плавает. Где-то лучше здесь, где-то лучше там. В следующем квартале может радикально все поменяться. Там очень много показателей. И это как лакмусовая бумажка работы».

О доступности медицинской помощи говорили на последнем «Здравчасе» с врио Главы республики. Радий Хабиров вновь подчеркнул необходимость решать проблему дефицита кадров, особенно в районах.

Радий Хабиров, временно исполняющий обязанности Главы Республики Башкортостан: « Врачи – это не грибы, которые вырастают после дождя. Врачи, которые появляются на рабочих местах, это ответственный, кропотливый труд. Врачи на рынке есть, значит их надо каким-то образом затаскивать. Я с многими главами общаюсь, вижу: там, где глава бегает, решает вопросы жилья для врачей – там все это каким-то образом решается».

По мнению заслуженного врача республики, депутата Госсобрания Башкортостана Риммы Утяшевой, несмотря на сложные условия работы, медики не должны забывать и о врачебной этике, которая сегодня часто нарушается.

Римма Утяшева, заместитель председателя Комитета Госсобрания по здравоохранению, социальной политике и делам ветеранов: « Это или от нежелания, или они непуганые, мои коллеги. Сейчас население требует от нас квалифицированной помощи, внимательной помощи. Нужно вспомнить, что мы давали присягу врача российского. Больные приходят к нам, которые страдают, необходимо быть очень внимательным на каждом уровне».

А тем временем родные Ляли Толстиковой, которая скончалась в 13-й уфимской больнице, намерены обращаться в прокуратуру. По совпадению, женщина сама 20 лет проработала в больнице сестрой-хозяйкой. По словам родных, она была отзывчивым человеком и всегда помогала людям. Но в тот момент, когда помощь понадобилась ей самой, никого не оказалось рядом.

Автор: Юлия Нигматуллина