30 лет трагедии под Улу-Теляком: истории очевидцев

На этой неделе исполнилось 30 лет самой масштабной железнодорожной катастрофе в России. Её называют трагедией под Улу-Теляком или Ашинской трагедией. Два поезда взлетели в воздух из-за взрыва скопившегося газа. 650 человек погибли, в огненном котле тела превращались в пепел. На мемориале в Иглинском районе прошла памятная служба. Поезд «Память» прибыл сюда с родственниками погибших. Рассказы очевидцев и близких жертв катастрофы – в материале корреспондента БСТ.

Минуту молчания и тиканье часов словно специально разрывает проезжающий мимо поезд. Как и 30 лет назад на 1710 км магистрали разорвалась их жизнь на "до" и "после". И каждый год они, держа в руках черно-белые фотографии, роняют на них слезы. Из-за поразительного сходства лиц невольно угадываешь родство: мать потерявшая дочь, сестра, приехавшая почтить память брата, фото сына в руках плачущей матери. И на вопрос: лечит ли время? У всех один ответ.

Надежда Елистратова, мама погибшей: «Нет. особенно, когда сюда приезжаешь и даже 30 лет не верится, что прошло».

В 1989 кто-то из них только проводил близких, а кто-то уже дожидался возвращения. Два поезда. Одни ехали с отдыха, другие лишь направлялись на курорт в Адлер. Рельеф местности оказался таким, что вышедший из прорванной трубы газ скопился именно вблизи железнодорожных путей, в низине. На этих кадрах машинист поезда «Адлер - Новосибирск» Виктор Безверхий. В той трагедии, несмотря на многочисленные ожоги, ему удалось выжить. Напарник, находившейся рядом, погиб на месте. Запах газа, рассказывает мужчина, они почувствовали еще на подъезде к месту будущего взрыва.

Виктор Безверхий, машинист поезда №212 «Адлер - Новосибирск»: «Задыхаться начали, тяжело дышать было. Когда увидели шлейф такой неприятно зеленого цвета. Изобутан. Это мне взрывники объяснили, что при концентрации 1 к 13 он становится гремучей смесью. Вот в этот момент произошел взрыв по хвостам».

Взрыв произошел в тот момент, когда два поезда почти разъехались. 3 июня 23:15 по Москве – время и дата навсегда выжжены в их памяти. Взрыв был всего на четверть слабее американской атомной бомбы в Хиросиме. На помощь тогда первыми пришли местные жители.

Крики, стоны, вагоны отброшенные на несколько метров. Страшная картина и самое страшное, что видели людей в вагонах, но подойти к ним было невозможно, потому что вагоны были раскалены. Они как живые факелы по вагонам бегали.

Пострадавших доставляли на вертолетах. Первые трое суток врачи работали практически не выходя из больницы.

К эвакуации раненных привлекали студентов. Радий Хабиров тогда заканчивал юрфак БашГУ, и вместе с другими добровольцами работал на месте трагедии. Теперь уже у руководителя региона родные погибших просят добиться для мемориала федерального статуса.

Когда звонили в милицию, вспоминают очевидцы, сотрудники не верили: мол, успокойтесь, такого не может быть. Оказалось может. Почти 650 погибших, из них около 200 - дети. Вагоны под завязку. Школьники, мечтавшие увидеть море или наконец поделиться с родителями впечатлениями, солдаты-срочники, отсчитывающие секунды до встречи.

Потертый и пожелтевший от времени листок – письмо сына. Бумага уже обветшала, а вот память матери не тускнеет. Тысячи раз она вчитывалась в эти буквы и цифры, прикладывала руку к его обведенной ладони. Фотографии и письма - всё, что осталось от 21-летнего Дамира Фазылов.

Камиля Хурматуллина: «46 км до дома оставалось всего. Искали, и сюда приезжали, и по всем больницам Уфы, Иглино. Около 10 дней искали, но тело мы не нашли».

327 погибших так и не были опознаны. Мемориал стал братской могилой. Урны с прахом захоронили в нише возле памятника, сейчас над ними растут цветы. В начале июня 89-го стояла невыносимая жара, а последние несколько лет, говорят родственники погибших, 4 числа небо плачет вместе с ними. В двух поездах были пассажиры из 40 областей. И каждый год, почтив память родные жертв катастрофы, возвращаются домой в разные уголки России, но всех их связывает, словно нить, жгучая боль потери.

Автор: Анастасия Ильчибаева

;